Путину нужна новая "красная линия", но ВСУ наносят новые удары: генерал об успехах Украины и ошибках России на фронте

Читати українською
Автор
818
kremlin.ru Новость обновлена 06 марта 2024, 12:23

"Блуждающие" зенитно-ракетные комплексы существенно проредили порядки российской авиации, говорит Игорь Романенко

Украина вошла в очередную военную весну в крайне сложной ситуации. Поддержка со стороны США блокируется действиями трампистского крыла Республиканской партии. Европа явно не успевает с поставкой нам необходимых боеприпасов и вооружений. Да еще и не всё готова поставлять, что демонстрирует позиция германского канцлера по ракетам Taurus.

На этом фоне россияне усиливают давление на фронте, имея уже определенные тактические успехи — взятие Авдеевки, ряда населенных пунктов поменьше.

О том, что происходит на военном и международном фронтах, "Телеграфу" рассказал генерал-лейтенант, бывший заместитель начальника Генштаба ВСУ (2006—2010 гг.) Игорь Романенко.

Игры Трампа, нерешительность Шольца и неожиданность от Макрона

По словам генерала Романенко, в последнее время активизировался процесс внешнеполитических обстоятельства (и это будет продолжаться, уверяет он), влияющий на выделение помощи Украине.

"Прежде всего, речь о ситуации в США, — уточняет эксперт. — Как долго еще спикер Палаты представителей Майк Джонсон, действующий по указке Дональда Трампа, сможет оттягивать вынесение соответствующего законопроекта, уже поддержанного Сенатом, на голосование? Демократы и часть республиканцев оказывают давление. Но пока Джонсон продолжает игру. Понятно, что он опасается пойти по стопам предшественника, Маккарти, решение об отставке которого (после того, как стало известно о солидаризации его позиции с Белым домом) поставили на голосование в октябре прошлого года трамписты. И в итоге добились своего. Но сейчас демократическое меньшинство нижней палаты дало понять Джонсону, что не поддержит его отставку, если он вынесет законопроект о внешней помощи на рассмотрение".

После встречи Байдена с руководством парламента (лидерами как большинства, так и меньшинства верхней и нижней палат), возможно, удалось уладить этот момент, считает Игорь Романенко. Но дело в том, уточняет он, что 5 марта прошел так называемый "супервторник", когда предварительное голосование в 15 штатах фактически определяет судьбу кандидатов от партий — и в президенты, и в Палату представителей (и те, и другие выборы состоятся в ноябре). И, скорее всего, сложится так, что именно Трамп станет кандидатом от Республиканской партии. Особенно после того, как Верховный суд США постановил, что он может баллотироваться в президенты на очередных выборах, которые состоятся 5 ноября 2024 года.

"Всё это, — поясняет эксперт, — укрепит позиции Трампа. Позволит еще больше давить на представителей Республиканской партии в Сенате и Палате представителей. Продвигать какие-то другие варианты законопроекта о внешней помощи. К примеру, разделив ее для Украины на военную и финансовую — разными пакетами. Или совместив с миграционными вопросами. Или вообще вести речь исключительно о военной помощи, автоматически лишая нас суммы в 7—8 млрд долларов".

Кроме того, акцентирует Игорь Романенко, намечается встреча Трампа с венгерским премьером Орбаном — главным блокиратором помощи Украине в Евросоюзе. Таким образом, отмечает эксперт, Трамп хочет продемонстрировать близость подходов по внутренней и внешней политикой. Причем приводя в пример исключительно Орбана, позиция которого не совпадает в целом с позицией ЕС.

"Но Трампу близок именно такой подход. Фактически диктаторский стиль управления внутри страны. И "особый взгляд" на российско-украинскую войну — на внешней арене", — подчеркивает собеседник "Телеграфа".

Тем временем, продолжает эксперт, не менее важные для нас события в ракурсе оказания военной помощи происходят в Германии.

Прошла утечка разговоров офицеров Бундесвера о вероятной атаке на Крымский мост и возможном применении дальнобойных ракет Taurus, хотя Шольц никак не решится передать их Украине. Такой "слив", уверен генерал, явно демонстрирует желание Путина дестабилизировать ситуацию в государствах Запада для срыва оказания помощи Украине.

"На этом фоне примечательно заявление президента Франции Макрона о том, что не исключена отправка в Украину военнослужащих стран НАТО. Это не значит, что они станут участвовать боевых действиях. Но смогут приносить пользу другим образом. В освоении техники и вооружений, в других моментах. Это хороший посыл, в котором Макрона поддержали Канада, страны Балтии, Нидерланды. Но большинство стран Альянса отметили, что на текущий момент не рассматривают поддержку Украины своими военными", — уточняет Игорь Романенко.

Впрочем, тут важен сам сигнал, считает он. И напоминает как много "красных линий" рисовал Путин и Украине, и нашим союзникам. Но мы их то и дело переступали, продолжая повышать потенциал Сил обороны в борьбе с агрессором.

Проблемы и успехи Украины на военном фронте

При этом важно понимать, продолжает генерал, что стабилизация ситуации на фронте с последующим ее улучшением для нас зависит не только от своевременного и максимально расширенного предоставления Украине западными партнерами боеприпасов (в этом ракурсе интересным он считает заявление Макрона о намерении передать нам управляемые авиабомбы с двигателем) и вооружений.

"Нам следует предпринимать свои усилия — и в ракурсе увеличения мощностей собственного ВПК (позитивные подвижки есть, но нужно больше и лучше), и в рамках мобилизации, с которой опоздали примерно на год. Путин пытается провести новую "красную линию". Мол, не присылайте помощь Украине в виде военных, а то и ядерку можем использовать! При этом сами россияне активно вербуют в свои вооруженные силы людей по всей планете. Потому что своими зэками и депрессивными регионами уже не вывозит. Известно, что на Херсонском направлении появились целые отряды темнокожих, навербованных россиянами. Африканцы, сирийцы, некоторые представители Латинской Америки давно воюют на стороне РФ. По мнению Путина, ему это можно. А Украине — нет. Пора ломать и эту его "парадигму". Но первостепенно полагаться на свои силы — быстрее принимать обновленное мобилизационное законодательство", — считает Игорь Романенко.

Задачи стратегической оборонительной операции выполнять сейчас очень сложно, признал генерал. Противник, поясняет он, наступает большими силами практически вдоль всей линии фронта длиной около 1,5 тысячи км.

"К сожалению, сейчас остановить этот процесс мы не можем. У россиян есть резервы для продолжения наступлений. У нас же — ограниченное количество сил и средств. Подтверждением чему стали боевые действия в Авдеевке и окрестностях. В город пришлось срочно направлять 3-ю штурмовую бригаду, сняв ее с другого участка фронта, чтобы обеспечить нормальный отход авдеевского гарнизона. Это более-менее удалось. Но сам такой прием демонстрирует, что у нас всё плохо с резервами, с ресурсами", — констатирует эксперт.

Он считает, что в ближайшие два-три месяца, задача Сил обороны — не допустить значительного продвижения войск противника. Чтобы успехи агрессора не переросли из тактических — в оперативные, не говоря уж о стратегических.

"Понятно, что Путин не мог не воспользоваться столь удачно для него складывающейся международной обстановкой. И на фоне ослабления поддержки Украины со стороны Запада (прежде всего — США) пытается добиться как можно большего. Продолжая наступательные действия уже не только ради достижения неких "бонусов" под самовыборы 17 марта, но и развивая успех. Запланировав, например, к лету, при наличии ресурсов, второй этап стратегической наступательной операции. Не обязательно на юге или востоке. Удары могут быть нанесены с других направлений, но, подчеркиваю, если РФ удастся собрать существенные дополнительные силы", — предупреждает генерал.

При этом, акцентирует он, важно говорить и о наших успехах. Одним из таких стал российский "самолетопад" в течение последнего месяца.

"У нас явно появились возможности для таких ударов и соответствующие дальнобойные средства. А противник в запале наступательных действий не сразу это понял. За что поплатился потерей за короткое время более десяти истребителей Су-35 и истребителей-бомбардировщиков Су-34. Это уже привело к уменьшению использования тактической авиации РФ в районе линии фронта. Как следствие — снизились удары КАБами (управляемыми авиационными бомбами. — Ред.).

В стратегическом плане это тоже важно. Несмотря на то, что у противника на порядок больше авиации, мы за короткое время "вынесли" два его самолета А-50. Это был удар по системе разведки и управления. Что снизило общие возможности россиян для применения истребителей и бомбардировщиков, а соответственно и сузило их возможности на земле", — поясняет Игорь Романенко.

Радует и то, отмечает он, что агрессор, похоже, до сих пор не может понять, как противодействовать таким нашим операциям и что именно мы применяем. То ли "блуждающие", модернизированные зенитно-ракетные комплексы Patriot и SAMP/T, то ли собственные перепрофилированные С-200, то ли еще что-то. А пока не поставлен "диагноз", не ясно и что "лечить" и как. Это нам, конечно, на руку, резюмирует генерал.