Третья мировая война: почему она уже идет и как не допустить худшего

Читати українською
Автор
3221
Третья мировая война: почему она уже идет и как не допустить худшего

Если Украине удастся остановить Россию, это снизит риски того, что мир перейдет в горячую фазу Третьей мировой

С начала 2024 года к и без того полыхающим конфликтам вроде российско-украинской войны и войны Израиля против ХАМАС добавился еще ряд горячих точек. КНДР явно взяла курс на эскалацию отношений с Южной Кореей. А США и Британия начали наносить авиаудары по военным объектам йеменских хуситов, устроивших террор в Красном море. Тем временем Иран, который стоит за кризисом на Ближнем Востоке, атаковал объекты США в Ираке.

Эксперты рассказали "Телеграфу", можно ли считать, что Третья мировая война уже идет и есть ли еще шанс не дать ей перерасти в полномасштабное ядерное истребление всего живого.

Мировой конгресс или горячая стадия Третьей мировой

Эксперт по вопросам сектора обороны и безопасности Олег Стариков отмечает, что после развала СССР в мире остался один гегемон — США.

"Но после финансового кризиса 2008 года, вызванных ковидом проблем, отголоски чего идут до сих пор, гегемон пошатнулся. И "Акела" стал всё чаще промахиваться. Учитывая, что в мире нет друзей — лишь временные союзники, так как каждый блюдет собственные интересы, влияние США начало падать. Тем более что мир переходит к следующему — шестому — технологическому циклу. Всё чаще делается ставка на искусственный интеллект. И меняются многие правила игры", — поясняет эксперт.

По логике, продолжает он, должна была меняться и политика гегемона. Раз меняется базис, должна меняться и надстройка.

"Но ослабленный гегемон не сориентировался вовремя. И не заметил, как набирает мощь Глобальный Юг. Это и бывшие колониальные страны, и такие мощные игроки, как Китай, имеющий сейчас вторую экономику мира. И та же Россия, которая лидировала в военной составляющей. Фактически, сформировался новый фактор силы. А где сила — там деньги, возможности и амбиции", — акцентирует Олег Стариков.

По его словам, Россия в 2014-м (гибридно), а потом и в 2022-м (открыто) нападением на Украину начала военным путем разрушать архитектуру безопасности, сложившуюся после развала Советского Союза.

"Ситуация лишь набрала обороты после визита в Москву китайского лидера в марте 2023-го — с заключением между РФ и КНР разного рода договоров. Увидев, что Россия не понесла адекватного ответа за то, что натворила, она, Китай, их явные и не особо явные союзники и сателлиты, а также те, кто решил, что теперь — можно, начали поджигать новые и новые горячие точки.

То и дело полыхает в Африке. Чуть не вспыхнуло недавно в Латинской Америке, где Венесуэла едва не вторглась в Гайану. С октября пылает Ближний Восток. Накаленная обстановка в районе Тайваня. Неподалеку — Малаккский пролив, который в стратегическом и экономическом плане, наряду с Суэцким и Панамским каналами, является одним из важнейших морских путей, — рассказывает эксперт. — В каком-то роде речь идет о проливах, логистических путях. Параллельно с чем происходит и обрушение старой системы глобальной безопасности".

Олег Стариков обращает внимание, что Китай пытался выстроить сухопутный коридор в Европу. Но тут — война в Украине, милитаризация Беларуси, вновь вспыхнувший армяно-азербайджанский конфликт. Планы пришлось свернуть.

"Последние события на Ближнем Востоке показали, что Израиль не смог решить проблему с ХАМАС и сектором Газа за два месяца (блицкригом, согласно военной науке). А затяжной конфликт в том регионе и множество жертв среди гражданского населения привели к сплочению исламского мира, — поясняет эксперт. — Запад, похоже, не думал, что весь исламский мир будет един (несмотря на его разность) в требовании прекратить войну в секторе Газа".

Следует понимать, продолжает эксперт, что Украина и ее союзники по формату "Рамштайн" (более 50 государств) — это около 1,2 млрд человек (и 50% мирового ВВП). А тот же Глобальный Юг, который пытается соблюдать нейтралитет в российско-украинской войне, это примерно 4 млрд человек — и плюс-минус половина мирового ВВП.

По мнению Олега Старикова, если до конца этого года — в начале следующего, после череды важнейших выборов (в РФ, США, Европе), не будет проведен мировой конгресс типа Хельсинки 2.0, связанный с заключением новых правил мироустройства, то вероятность наступления горячей фазы Третьей мировой войны будет очень велика. И комитет ученых-ядерщиков, которые ведут проект Часы Судного дня, переведет стрелки с 90 секунд до его начала на 60 секунд.

"Подчеркиваю — только большой мировой форум, с привлечением всех глобальных игроков и максимально широкого круга других стран, способен остановить переход Третьей мировой войны (она уже ведется в дипломатической, информационной, кибернетической, технологической, торговой сферах) — в горячую стадию. Сперва в космос, потом на сушу, воду и так далее. К сожалению, в данный момент мы реально на грани горячей фазы Третьей мировой", — констатирует эксперт.

Всё решит исход российско-украинской войны

Политолог, профессор кафедры международных отношений НАУ Максим Яли уверен, что фактически Третья мировая уже началась. И увеличивающееся количество конфликтов — тому свидетельство. Просто эта война проходит в ином формате, чем предыдущие мировые.

"Это — не ядерный Армагеддон, который ожидался в период холодной войны (кстати, некоторые именно ее считают Третьей мировой). В те годы противостояние западного и советского блоков проходило на территории третьих стран. Сейчас мы видим подобный формат. И пока он носит контролируемый характер. И многое будет решаться в Украине — на данный момент наиболее горячей точке в мире", — прогнозирует политолог.

Он акцентирует, что сейчас конкурирующие мировые игроки присматриваются к тому, как поведет себя пока еще единственная сверхдержава — США.

"Но уже набирает силу противостояние по линии демократии — автократии. С одной стороны оказался демократический мир (США, Канада, Европа, их союзники), с другой — авторитарные и тоталитарные режимы Китая, РФ, Ирана, Северной Кореи и так далее. Все эти стороны так или иначе вовлечены и в российско-украинскую войну, — подчеркивает Максим Яли. — Нас поддерживает демократический мир, Россию — те же Иран и КНДР (крупнейшие поставщики боеприпасов для страны-агрессора), Китай (крупнейший покупатель российских нефти и газа, в разы нарастивший товарооборот с РФ)".

Эксперт предупреждает — если Россия победит, достигнет своих целей в Украине, это развяжет руки другим игрокам. И существующий международный порядок (где есть пусть и не особо эффективные, но хоть какие-то системы сдержек и противовесов) будет окончательно разрушен.

"Риски крайне велики. В начале 2024-го напряженность уже нарастает, — отмечает политолог. — Это связано, в том числе, с чередой выборов. США уходят в избирательную кампанию, во внутреннюю повестку. Как следствие — проволо́чки с помощью Украине".

Максим Яли акцентирует, что и РФ делает ставку на 2024-й. Она в разы увеличила военный бюджет. Впервые со времени развала СССР расходы на оборону превышают социальные.

"Китай внимательно наблюдает за происходящим. И неудобные для него результаты президентских выборов на Тайване увеличили риски военного противостояния между КНР и США за остров. Это — следующая возможная горячая точка, где два ключевых геополитических игрока могут столкнуться в прямом военном противостоянии, — считает эксперт. — Прогнозы различных медиа, сценарии военных учений НАТО рассматривают возможную военную агрессию РФ против государств — членов Альянса. О возможности нападения РФ на страны Балтии или Польшу открыто говорят политики этих стран. И от того, как закончится российско-украинская война, во многом зависит, перейдет ли Третья мировая из ряда локальных (порой гибридных) конфликтов — в глобальный".

Война в Украине первая кость в эффекте домино

Политолог и конфликтолог Богдан Петренко отмечает, что до полномасштабного вторжения России в Украину в мире существовало понимание, что система сдержек и противовесов относительно действенна. Но Кремль открыл "ящик Пандоры", когда путем насилия решил достичь своих целей, акцентирует он.

"Отсутствие международных — реальных и быстрых — действий, которые позволили бы ограничить Москву в ее устремлениях, сформировало у ряда правителей представление, что так — можно. Что можно в ХХІ веке варварским военным путем отстаивать свои интересы без риска реально жестких наказаний", — поясняет конфликтолог.

По его словам, во многом именно Россия стимулирует конфликты по всему миру, чтобы ее вторжение в Украину отходило на второй план в повестке дня мирового сообщества. Чтобы РФ не воспринималась как главный негативный персонаж в мире. А соответственно — чтобы снизилось санкционное давление на нее, потому что правительства других стран будут переключать свое внимание на информационно более актуальные конфликты, анализирует кремлевскую логику Богдан Петренко.

"Так или иначе, Россия раскачивает мировой маятник — и он может войти в состояние Третьей мировой войны. Для страны, где милитаризм является основой национальной идентичности, это нормальное явление", — считает эксперт.

Мы, отмечает Богдан Петренко, должны понимать: чем дольше будет продолжаться война в Украине, тем больше она будет стимулировать другие конфликты в мире.

"Более того, если Москве удастся достичь таким путем реальных целей, а мировое давление на Кремль снизится, это станет сигналом для других, — предупреждает эксперт. — Сигналом, что мировая система сдержек не действует совсем. Это эффект домино, где война в Украине играет роль первой кости. И если нам удастся остановить Россию здесь, это снизит риски того, что мир перейдет в фазу Третьей мировой войны".