Сложности перевода? Почему вокруг лечения бойцов ВСУ в Испании разгорается скандал

Читати українською
Автор
1033
Госпиталь общей обороны «Orad y Gajías» в испанской Сарагосе стал одним из медучреждений, где лечат украинских воинов Новость обновлена 08 июля 2024, 21:47
Госпиталь общей обороны «Orad y Gajías» в испанской Сарагосе стал одним из медучреждений, где лечат украинских воинов

Боец из Днепра Артем Дымовский рассказал "Телеграфу", почему не смог получить необходимую медицинскую помощь в военном госпитале Сарагосы

Надежды на лечение за границей после тяжелого ранения порой превращаются для военных в полное разочарование. В такой ситуации оказался боец из Днепра, который в мае этого года попал в военный госпиталь в Испании. Ожидаемой помощи в нем не получил из-за интриг соотечественницы-переводчицы. По крайней мере, на такой версии настаивает боец и надеется на сатисфакцию, обратившись к испанскому королю Филиппу VI. Зато деятельностью украинки заинтересовались и местные медиа. "Телеграф" разбирался, в чем суть конфликта и почему хорошее в замысле дело не получило такого же финала.

Пуля зашла под броник

На защиту Родины Артем Дымовский (фамилия изменена) встал как доброволец с самого начала полномасштабного вторжения. Воевал в составе 49-го отдельного стрелкового батальона "Карпатская Сечь" на Донбассе. Там же на участке фронта севернее Кременной 24 декабря 2022 года во время очередного разведывательного выхода группы вместе с побратимами получил ранения.

— Мы столкнулись с "орками", которых было раза в три-четыре больше нас, завязался стрелковый бой, — вспоминает Артем. – Рядом взорвалась граната, разорвала мне шею, осколками поразило легкие – это тяжело, но несмертельно. Страшнее всего было то, что началось внутреннее кровотечение, потому что пуля зашла под броник, перебила левую подвздошную вену. С поля боя меня доставили на стабпункт в Лиман, а оттуда — в Краматорск, где фактически спасли.

Артём Дымовский с оружием
Артём Дымовский

Когда состояние Артема было стабилизировано, его доставили в Днепровскую областную клиническую больницу имени Мечникова, прооперировали. Впоследствии бойца еще несколько раз переводили из одного медицинского учреждения в другое, в каждом он переносил хирургические вмешательства.

— В Институте нейрохирургии им. Ромоданова, когда мне снова стало хуже, сделали очередную операцию, — говорит военный. — Удалили осколки, освободили нервы, потому что у меня были разрушены крестцовые кости (кости таза), но, к сожалению, к тому моменту у меня "умерла" периферическая нервная система. Соответственно, была нарушена иннервация мышц органов малого таза, из-за чего есть сложности с дефекацией и мочеиспусканием. Зато присутствует постоянная острая боль. При этом я сознательно отказался от применения обезболивающих препаратов, понимая, что к ним может возникнуть привыкание.

Артем добавляет, что стремился как можно скорее восстановиться и снова быть полезным на фронте. И как только основная фаза лечения завершилась, он вернулся в подразделение.

— ВЛК меня признала временно непригодным с пересмотром заключения через полгода. Но я доброволец, патриот, ветеран и хочу победы, поэтому вернулся на этот период в свою часть, — говорит военный. — Да, на боевых позициях я не мог находиться, но жил в пункте постоянной дислокации, делал все, что позволяло мое состояние — на полигоне учил ребят стрелять, чистил оружие и т.д. Так продолжалось до начала этого года, пока новый комбат не отправил меня в больницу. Там обследовали, выяснили, что функции не восстановились. Мне назначили различные профилактические процедуры: электромиостимуляцию, кислородные ванны, способствующие восстановлению нервной ткани.

Кардинально улучшить ситуацию, по словам врачей, мог бы нейростимулятор, а также костная пластика, то есть восстановление крестцовых костей. В моем случае это можно сделать из собственных костей, взятых с другого участка, и доведенных 3D-фрезером до нужной формы. В нашей стране такие операции не делают, поэтому меня включили в список лиц, нуждающихся в лечении за границей. Минздрав Украины передает его в Евросоюз, и больницы в разных странах рассматривают, кого они могут взять. Мне удивительным образом поступило приглашение из Испании.

Артем Дымовский на больничной койке
Артем Дымовский перенес не одну операцию и нуждается в проведении сложных вмешательств, которые бы позволили вернуть утраченные функции организма

Уже 17 мая вместе с другими ранеными военнослужащими Артем через польский Жешув на самолете был доставлен в испанский город Сарагоса, где и должно было проходить лечение.

Система дала сбой

В Сарагосе украинскими воинами, получившими различные сложные травмы на фронте, занимается госпиталь общей обороны "Orad y Gajías" — один из двух, подконтрольных Министерству обороны Испании. И начал он прием наших бойцов еще в 2022 году. Якобы инициатива принадлежала руководителю учреждения — медицинскому бригадному генералу Хуану Антонио Лара Гарридо, а донесла ее до министра обороны Испании Маргариты Роблес в присутствии прессы бывшая украинка Алина Клочко – глава Украинской ассоциации жителей Арагона (АУРА). По крайней мере, так она сама это подавала в интервью одному из украинских изданий.

Время от времени упоминания об успешном лечении и реабилитации наших военных появлялись как на официальных сайтах и страницах, так и в медиа Украины и Испании. Например, министр Роблес посещала украинских воинов в госпитале и была поражена серьезностью их травм — от ампутаций до разрыва глазных яблок. Об этом сообщало издание Cope. Интересовался этим форматом помощи нашей стране и сам испанский король Филипп VI, посетивший пациентов из Украины в мае 2023 года. А в марте 2024 года о продолжении программ лечения и реабилитации в Испании раненых украинских военных и ветеранов сообщалось на странице Верховной Рады.

Испанский король Филипп VI
Испанский король Филипп VI (слева) лично приезжал в госпиталь, чтобы узнать, как лечат украинских воинов
Министр обороны Испании Маргарита Роблес
Министр обороны Испании Маргарита Роблес (на фото справа) тоже регулярно бывает в медучреждениях, где лечат украинцев

Одобрительные отзывы о лечении можно найти и в группе АУРА на Facebook, администратором которой является Алина Клочко. Андрей Максимов в ноябре 2023 года писал, что провел в госпитале в Сарагосе почти год, восстанавливаясь после катапультирования с самолета. И тут врачи смогли поставить его на ноги. Такие же приятные впечатления остались и у Александра Тарасенко. Оба, кстати, вспоминают весомую роль переводчицы.

В свою очередь Артем Дымовский, наоборот, отмечает, что именно из-за Алины Клочко он в конце концов потерял шанс на комплексное обследование и лечение в Испании.

— Эта "дама" повсюду лезет и наседает с предложениями перетащить семью, посодействовать в получении соцпомощи и ВНЖ, — рассказывает военный. — Я объяснил: меня это не интересует, жена волонтерит, а мне, если речь идет о помощи, нужно сделать операцию. После этого через неделю-другую — чтобы сняли швы и меня отпустили, потому что я не имею морального права занимать лишнее время место другого тяжелораненого человека. А реабилитацию мог бы проходить и в Украине.

Но, к сожалению, произошло по-другому. Отмечу, что к врачам и работникам госпиталя у меня нет вопросов. Я сразу увидел систему, работающую независимо от личностей. Все обследования проходили по протоколам. К примеру, мое сердце исследовали по сложной и длительной процедуре. При этом мы прекрасно понимали друг друга со специалистами при моем английском не очень высокого уровня. А общий язык с младшим медицинским персоналом помогал найти Google translator.

При этом, по словам Артема, проблемы начинались, когда за дело бралась Алина. В частности, она игнорировала украинские медицинские документы, которые имели при себе раненые, и не передавала информацию испанским врачам. А также произвольно трактовала просьбу и объяснение раненых.

— В один из дней ко мне пришла врач в сопровождении Алины, расспрашивала о моем состоянии, в частности, отправлении естественных потребностей, — продолжает рассказ Артем. — Поскольку процесс дефекации из-за ранения у меня проходит специфически, у меня сформировался геморрой. И медик хотела меня осмотреть. Я попросил переводчицу выйти, потому что это пикантная процедура, а лучше передать врачу, что мне нужна подготовка и что у меня есть выводы относительно этого заболевания вплоть до результатов колоноскопии. Но Алина настаивала, что она должна присутствовать. Испанка не понимала, почему мы спорим и сделала для себя вывод, что я отказываюсь от осмотра.

Обследование так и не состоялось. А уже через день меня вызвали на импровизированную комиссию в составе переводчицы, руководителя госпиталя и почему-то… психиатра. Что-то сказал один, что-то второй, в интерпретации Алины это было так: "К сожалению, мы не можем вам оказать помощь с вашим ранением… бла-бла… Вы должны немедленно покинуть наше медицинское учреждение… бла-бла, потому что вы занимаете место для лечения больных".

Конечно, я разозлился, потому что отказался от предложений о лечении из других стран ради поездки в Испанию. При этом меня не осмотрели нейрохирург и травматолог, а главное, не была сделана электронейромиография. Потому что я могу говорить, что угодно, а эта процедура наглядно показала бы нарушения в работе мышц и периферических нервов, — отмечает военный.

Артем с разочарованием говорит, что его доводы никто слушать не стал, а в выписке, которую ему выдали перед отъездом, неправильно сформулирована причина полученных травм. Кроме того, отмечено, что пациент слишком активен и едва не бегает, но физически это делать военный не может. Хотя признается, что действительно много ходит, потому что это единственная доступная ему активность для поддержания состояния здоровья.

Хочу сатисфакции за отказ в лечении

История Артема могла бы выглядеть как единичный случай недоразумения между двумя соотечественниками, один из которых нуждался в помощи, а другой пытался ее оказать. Но публикации в испанской пресе указывают на то, что проблемная ситуация в военном госпитале Сарагосы системная. Так, в январе этого года портал ECD Confidencial Digital обнародовал информацию о том, что на одного из переводчиков, работающего с ранеными украинцами, поступало много жалоб. И что речь идет именно об Алине Клочко.

военный госпиталь
Госпиталь «Orad y Gajías»

В статье отмечается, что изначально эта бывшая украинка действительно способствовала общению раненых бойцов с медперсоналом испанского госпиталя. Но впоследствии она стала "превышать свои полномочия", что вызвало "удивление, возмущение и беспокойство" как в заведении, так и в Минобороны.

"Эта переводчица не ограничивалась только переводом в разговорах, но и выполняла значительно бо́льшую роль контроля над пострадавшими украинцами, — говорится в материале. — Кроме того, вызывали беспокойство тесные личные отношения, которые наблюдались между генеральным директором больницы и этой переводчицей, а также ее связь с украинским военным атташе в посольстве в Мадриде. К этому добавились комментарии, в которых говорится о якобы связях этой украинки со спецслужбами: от испанского национального разведывательного центра до родственных связей с представителями российских".

Журналисты также отмечают, что обращались за объяснениями об "аномальном" превышении полномочий со стороны переводчицы в военном госпитале в Минобороны и штаб армии. Пытались выяснить, проводили ли ведомства расследования о привилегиях конкретному лицу, будут ли приниматься какие-либо меры, чтобы разобраться и изменить ситуацию. Но ответа не получили, как и на предыдущие обращения, в том числе в посольство Украины в Испании и к гендиректору госпиталя.

В Испании Артем находился с другими ранеными украинцами
В Испании Артем находился с другими ранеными украинцами, по его словам, не все, как и он, смогли получить помощь

По данным портала, сразу после огласки Алина Клочко на время перестала появляться в госпитале. Но потом вернулась к своим обязанностям, о чем свидетельствует и досадный случай с отказом в лечении Артема Дымновского. Пока услышать мнение о ситуации вокруг ее особы не удалось. На предложение пообщаться наша соотечественница в переписке сначала ответила согласием, но потом стала ссылаться на занятость и на звонки не отвечает.

В группе на Facebook в ответ на комментарий пользователя о проблемах в госпитале Алина ответила, что все стороны, задействованные в реализации проекта по лечению и реабилитации раненых украинцев, довольны им.

"Шесть визитов министра обороны с мая 2022 года и один визит Его Величества Короля Филиппа VI. И многочисленные награды гражданским и военным работникам больницы от Министерства обороны Испании и Министерства обороны Украины. И самое главное, что врагам моей Родины не нравится то, что военная больница делает для моих соотечественников: 87 раненых украинцев, получивших помощь, чувствуют необходимость написать благодарность, которую испытывают к военной больнице и Ассоциации АУРА. И они подписали и направили в Министерство обороны и Его Величество Королю. Со стороны АУРА я только желаю, чтобы вы продолжили привозить соотечественников и предоставляли им то, что до сих пор. Министерство здравоохранения, как предыдущее, так и текущее, очень благодарно за сотрудничество больницы с арагонскими пациентами. Поверьте мне, это реальные факты, а не то, что пишет "желтая пресса", которая имеет целью испортить этот крупный проект", — отметила Клочко.

Алина Клочко — глава Украинской ассоциации жителей Арагона активно участвует в жизни диаспоры
Алина Клочко как глава Украинской ассоциации жителей Арагона активно участвует в жизни диаспоры и считает, что "желтая пресса" хочет испортить хороший проект

Но опять же у героя публикации и журналистов возникли претензии не к программе как таковой, а к роли в ней конкретного лица. Артем все-таки считает нужным привлечь внимание к ситуации в военном госпитале в Сарагосе украинских СМИ и обратился по этому вопросу к испанскому королю. Параллельно он продолжает восстанавливать собственное здоровье в Украине и искать варианты для получения помощи за границей.

— Насколько я знаю, обо мне уже рассказывают, будто я скандалил в госпитале, отказывался от лечения, но это не соответствует действительности, — говорит Артем. — Еще раз подчеркну, что у меня нет вопросов к испанским врачам. Но меня возмущает коварство, с которым я столкнулся, и спекуляция на святом деле лечения раненых солдат. Мне не ясна мотивация действий переводчицы Клочко, и я считаю, что ими должны заниматься компетентные органы Испании. Я хочу сатисфакции относительно моего несостоявшегося лечения и проведения проверки, о чем прошу Филиппа VI, которые позволят определить и наказать виновных.