"Над нашими городами постоянно висят русские разведчики. Если не решить проблему, останемся в тылу без ничего" – Сергей Флэш

Читати українською
Автор
1693
"Над нашими городами постоянно висят русские разведчики. Если не решить проблему, останемся в тылу без ничего" – Сергей Флэш

Важное значение в войне приобретут наземные роботы

Любая война это – гонка технологий в стремлении уничтожить как можно больше живой силы противника и сохранить жизни собственных солдат. В этом плане война в Украине не стала исключением, ведь технологические решения на базе искусственного интеллекта уже активно применяются на фронте.

Отстает ли Украина в этом состязании или же наоборот обошла противника? Какой будет роль роботов на войне уже через год? Лазерное оружие, рои дронов с ИИ – утопия или решения, которые совсем скоро начнут применять на нуле?

Ответы на эти и другие вопросы читайте во второй части интервью "Телеграфу" специалиста по связи, радиоэлектронной борьбе и разведке Сергея Бескрестнова с позывным Флэш.

*Как изменят картину боевых действий дроны с машинным зрением, которые уже появляются на фронте? Почему российские КАБы стали проблемой для ВСУ и возможно ли с ними бороться? Как Китай помогает России в технологической гонке на этой войне? Ответы на эти и другие вопросы читайте в первой части интервью.

Лазерное оружие пока не актуально

Неоднократно слышал мнение о том, что настоящим прорывом в этой войне станет использование технологии роя дронов с искусственным интеллектом. Эта технология действительно перевернет ход войны?

– Это просто красивая формулировка, которая очень популярна, так же как искусственный интеллект. Против чего может быть эффективно облако дронов? Например, мы можем поднять по команде тысячу дронов в небо и построить из них заградительно-минное поле против "Шахедов". Каждый дрон займет свое место в воздухе, и они сделают сетку со взрывчаткой, через которую не пролетит ударный дрон. Такое решение возможно и реально, но в плане нападения роя на противника это сейчас не актуально.

Почему?

– Потому что искусственный интеллект нам может помогать в распознавании целей, но все равно человек будет принимать финальные решения. Никакой ИИ не сможет отличить подбитый танк от целого, если у него нет внешних повреждений. Искусственный интеллект не сможет отличить один РЭБ от другого, ведь зачастую РЭБ собирается из абсолютно разного набора антенн.

Кроме того, проблема еще и в том, что россияне очень много макетов расставляют по фронту. На фронтах развернуты целые лесопилки, где они делают пушки, танки, имитируют антенны и очень качественно это делают. Они порой делают целые площадки с техникой, где стоят десятки машин. И, соответственно, это тоже все очень сложно отличить визуально.

В начале года в Великобритании успешно провели испытания лазерного оружия для поражения воздушных целей. В нашей войне такое оружие могло бы быть полезным? Или технология еще "сырая"?

– Лазерное оружие разрабатывают в мире с 1960-х годов и до нынешнего момента нет рабочего, эффективного серийного изделия. Россияне визуально показали комплекс "Пересвет", который является лазерным оружием, но не показали, как он работает и результаты его испытаний вообще неизвестны.

В чем уникальность английского проекта: много лазерных лучей, складываются в одну цель, обеспечивая ее поражение. Но дальность – несколько километров, до десяти. Во-вторых, лазерное оружие очень сильно зависит от погодных условий: воздух должен быть чистый, прозрачный, без снега, пыли, дождя, тумана.

Есть информация, что россияне покупают китайское лазерное оружие. Это маленькие лазеры, которые способны поражать небольшие дроны, типа Mavic или FPV на расстоянии до километра.

Наши подводные дроны показали неплохие результаты по уничтожению российского флота. Какие технологические задачи нам нужно решить, чтобы уничтожить Крымский мост?

– Тут две главных задачи. Первая – обеспечить управление дроном, чтобы он дошел до цели. Вторая – обойти системы обнаружения и защиты противника. А система защиты россиян — это ПВО, гидроакустические станции, радиолокационные станции, тепловизионные и визуальные системы, Не удивлюсь, если там даже есть какие-то банальные сети под водой. Если мы сможем придумать решения, которые нам позволят обойти их, тогда достигнем успеха.

Проблема с Starlink

Недавно была статья в Wall Street Journal, в которой утверждалось, что армия РФ использует модули Starlink. А ведь спутниковый интернет был преимуществом именно нашей армии. Выходит, что этого преимущества мы уже лишились?

– В ближней зоне фронта, когда мы стоим, а через километр стоит противник, SpaceX не может четко определить и отрезать линию обслуживания Starlink. Технически это невозможно: все терминалы, с точки зрения спутников, находятся рядом. Поэтому если, например, наши волонтеры купят в Польше Starlink и будут пользоваться у нас, а российские волонтеры купят в Германии и будут пользоваться по ту сторону фронта, то SpaceX не понимает, где волонтерский украинский Starlink, а где волонтерский русский. Поэтому SpaceX не может технически отключить русский.

Да, можно исследовать трафик, на какие сайты "ходит" один Starlink и другой, но тогда можно поднять VPN-туннель или прокси и входить, например, через Германию и тоже не поймешь, как это все работает. А вражеский Starlink, который стоит на расстоянии километра от нас на линии фронта, еще и "ворует" нашу скорость интернета.

Как россияне на фронте вообще получают терминалы Starlink? Через волонтеров?

– Любой военнослужащий РФ, у кого есть родственники в европейской стране или США, может попросить купить Starlink и прислать ему. Таким образом, Starlink будет активирован где-то в Германии и будет взиматься абонентская плата за него.

Но сейчас прошла информация, что в России много Starlink, которые они закупили массово через ОАЭ и какие-то компании. Поэтому путь для нас — это взять трофейные Starlink и отслеживать аккаунт, какими путями он попал и фиксировать, чтобы блокировать в больших количествах.

Но! Если зайти на сайт SpaceX и посмотреть зону обслуживания Starlink, то там написано, что в т.наз. "ДНР", "ЛНР" работа Starlink закрыта, а, например, вся территория ниже Херсона доступна для обслуживания Starlink и оккупированный Мариуполь тоже. И тут возникает вопрос: почему там работает Starlink? И на него есть ответ – может, это так нужно нам? Поэтому нельзя спешить с выводами. Мы же знаем, что наши ударные катера используют связь через спутниковые каналы. Поэтому, возможно, в этом и есть причина, почему Starlink не исключил эти территории из зоны покрытия. Многие считают, что Маск специально дал россиянам возможность пользоваться Starlink, но никогда нельзя делать такие выводы, не зная всей информации.

Вообще Starlink были на фронте у россиян всегда, с первого дня войны. Просто их было мало. Скандал возник после того, как россияне умудрились где-то закупить крупную партию Starlink на какие-то аккаунты, возможно, через аффилированные компании. Но сейчас я вижу в закрытых российских группах, что их блокируют. То есть все-таки SpaceX ведет какую-то работу по учету аккаунтов, наверняка совместно с нашей разведкой.

"Я делаю ставку на наземных роботов"

Ваш прогноз на эту войну в горизонте, допустим, года. Какие технологические решения мы увидим, как изменится ситуация через год?

– Все зависит от того, насколько командование ВСУ, Минобороны и Министерство цифровой трансформации будут поддерживать нужные направления и финансово, и организационно. Если все будет идти по финансированию правильно, то мы будем наращивать количество ударных БПЛА, которые летают на Российскую Федерацию. Мы уже создали как минимум два аналога российского "Ланцета". Их нужно доводить до серии и активно запускать, потому что у нас эта ниша пуста. У нас нет полноценного серийного аналога "Ланцета", а это очень эффективное оружие.

Мы продолжаем наращивать производство FPV, они будут и ночные, и дневные, плюс появятся FPV с машинным зрением. Это отдельный сегмент, который будет сдерживать противника и заменять частично артиллерию на фронтах.

Также я делаю ставку на наземных роботов, которые должны заменить пехоту на фронтах. Они маленького размера на гусеницах или на колесах, и должны заниматься минированием, разминированием. На них будут устанавливать РЭБ или эвакуировать раненых. Если, например, нужно штурмовать минное поле, то это будут делать не наши люди, рискуя своими жизнями, а роботы.

Это реально?

– В нашей стране более 100 производителей таких роботов, из которых как минимум три-четыре — готовы их делать серийно. На эти роботы можно ставить пулеметы, они могут нести заряды, взрывать в тылу мосты. Когда FPV станет настолько много, что они будут атаковать наших солдат, то мы будем вынуждены больше время проводить под землей, а на поверхность должны выйти наземные роботы. Например, нужно подвести боеприпас, еду, продукты. Это будут делать не автомобили, а роботы, которыми управляют люди. То есть я делаю в следующий год ставку на такие платформы.

Вероятно, и россияне тоже?

– Конечно. Недавно [министр обороны РФ Сергей] Шойгу показал большой репортаж с предприятия, которое выпускает таких наземных роботов.

Ну и, конечно, мы должны дальше заниматься системами радиоразведки, выявлением БПЛА противника, системами РЭБа. И мы должны решить два самых актуальных вопроса. Первый – борьба с КАБами. Второй – активные пути выявления и уничтожения беспилотников, которые свободно летают над территорией Украины. Для нас это огромнейшая проблема и мы не можем ее решить. У нас над всеми городами: Харьковом, Днепром, Одессой, Запорожьем, постоянно висят русские разведчики, высматривая логистику.

Если вы увидели военный заправщик на земле, то он вас приведет к складу горючего. Если вы увидите военную машину, то она вас приведет к воинской части. И так же был атакован Patriot. Эти БПЛА сутками над нами кружат, выслеживают все, что у нас происходит в тылу и если цель важная, то она уничтожается ракетами. И мы с таким подходом постепенно останемся в тылу без ничего. И у нас нет эффективного способа сейчас уничтожать эти БПЛА.

А вы этот способ видите?

– Вижу. Я написал, что это нужно делать, Минцифра меня услышала, и [министр цифровой трансформации Михаил] Федоров обратился к разработчикам Украины придумать беспилотник, который будет поражать другие беспилотники. Есть еще вариант помощи от партнеров со специфическими системами ПВО, которые заточены на малые БПЛА. Других путей я не вижу.