"В Марьинке расстояние до врага измерялось метрами": снайпер ВСУ о секретах своей работы

Читати українською
Автор
1999
Фото с личного архива 79 ОДШБр Новость обновлена 29 января 2024, 13:28
Фото с личного архива 79 ОДШБр. Фото Личный архив 79 ОДШБр

Сегодня в ВСУ ищут мотивированных бойцов на разные должности

Пока Верховная Рада тянет принятие нового закона о мобилизации, Вооруженные Силы самостоятельно пытаются решить вопрос нехватки бойцов в своих рядах, привлекая мотивированных воинов. И хотя на фронте постоянно не хватает военных специалистов разного направления, на некоторые категории существует повышенный спрос. В их числе – и снайперы.

О специалистах по стрельбе "Телеграф" расспросил Ростислава, снайпера 79 отдельной десантно-штурмовой Таврической бригады, бойцы которой сейчас уничтожают оккупантов на Марьинском направлении в районе Новомихайловки.

— Как вы начали свою военную карьеру и почему стали именно снайпером?

— Когда-то я работал в "Укрзалізниці" и мне надоело — каждый день одно и то же. А я очень хотел перемен. Так что решил пойти на короткую службу в ДШУ и там мне предложили стать снайпером. Я сначала расспросил людей из этого подразделения, как проходит тренировка, как проходит служба. И мне там, настолько понравилось, что я решил там подписать контракт. Это было в 2019 году.

Фото снайпер 79 отдельной десантно-штурмовой Таврической бригады

— Какие задачи чаще всего возлагают на снайперов?

— Задачи бывают разные. Но чаще всего – прикрыть саперную группу или группу эвакуации. Или например, если есть перехват, что в определенном районе будет группа противника, мы туда выдвигаемся, берем позицию и ждем врага.

— Чем работа ночью отличается от дневных сделок?

— Только способом маскировки. По крайней мере, это главное. Что касается способа труда, то прицелы разные. У нас, к примеру, днем это обычный дневной прицел, а на ночь у нас тепловизионные прицелы Archer очень хорошего качества. Там даже думать особо не надо, прицел это делает сам. Измеряет и температуру воздуха, и атмосферное давление. А есть такие модели, что даже дальность высчитывают и вносят поправки. Это не приборы ночного видения, а именно тепловизоры, которые реагируют именно на тепло.

— Как далеко обычно снайперы находятся от целей?

— Хотелось бы, конечно, подальше от противника. Но к сожалению, бросают нас как можно ближе, потому что местность не позволяет далеко находиться. Нет высоких объектов или где залечь, поэтому подходим так близко, как можем. Ближе всего я подходил наверняка метров 150. Бывают случаи, когда мы просто помогаем пехоте, используем пехотные задачи. Там еще ближе, прямо с автоматами. И где-то метров 100-150 бывало.

— Как снайпер относится к своим жертвам?

— Помню первый выстрел, попал в противника. С чем это сравнить? Например, вы сдаете тяжелый экзамен и еще не знаете результата. И здесь вам говорят, что вы экзамен сдали. И вы будете очень-очень рады. Я тогда очень гордился этим пострелом, попавшим!

А сейчас, когда уже много целей уничтожено, то как-то безразлично. Как будто по бумаге стреляешь, эмоции нет.

— Операции снайперов всегда спланированы, медленны и осторожны? Или если что-то идет не по плану, то надо быстро импровизировать?

— Если есть время готовиться к операции, мы его максимально используем. Если есть снимки с беспилотника, видео – мы их внимательно рассматриваем. Заблаговременно учитываем все расстояния, которые могут быть до ориентиров. Также узнаем о погоде. Надо знать, что с собой брать: от дождя, снега, холода и т.д.

Если мы уже знаем какие-то расстояния до противника, идем на полигон, отбиваем дальномером и тренируемся нападать.

— Не хватает ли в ВСУ хороших снайперов?

— Да. К сожалению, в нас тоже попадают, если бы плохо это не звучало. Мы работаем на том же направлении, что и раньше.

Снайперские школы у нас есть, они готовят людей, но сейчас очень мало времени им дается, чтобы готовить очень хороших снайперов. И люди бывают попадают к нам в подразделение плохо подготовленные. Потом мы уже вынуждены их обучать. Обучаем инженерному делу, медицине, стрельбе. Всегда объясняем, подсказываем и готовим из них профессионалов.

— Как снайперы ухаживают за своими винтовками?

— Мы серьезно к этому относимся, поэтому ухаживаем тщательно. Нужно понимать, что снайперская винтовка – высокоточное оружие. И, соответственно, заботиться о ней нужно тоже особенно. Это не какой-нибудь там автомат или пулемет, который просто смазкой залить, почистить ершиком, щеточкой, вытереть и все.

В снайперских винтовках нужно знать, сколько выстрелов она произвела. От этого зависит, какие манипуляции с нее делать. Есть разные очистные средства, например, от нагара – одна химия, от скопления меди – другая. Если не знать как и в принципе не ухаживать за этим оружием, то и точность будет очень плохая.

— Какими способами маскируются снайперы и есть ли в армии запрос на то, чтобы волонтеры делали больше маскировочных сеток?

— Если мы говорим отдельно о снайперах, то лучше всего – если каждый снайпер готовит маскировочный костюм собственноручно. Он может у волонтеров заказывать сетки и отдельный материал. Однако сам плетет свой костюм.

Мне помогала одноклассница. Я заказал у нее костюм, рассказал, что именно там должно быть. Она сделала только базу. На китель нашила обычную рыбацкую сетку, выслала мне, а я уже вязал все эти тряпки на сетку.

— А почему собственноручно? Есть нюансы, о которых не знают волонтеры?

— Разная местность. Под разную местность нужен разный маскировочный костюм.

— Каким должен быть хороший снайпер? Есть определенные черты характера или уровень физической подготовки, без которых будет очень тяжело?

— Физическая подготовка должна быть на самом высоком уровне. Я вам так скажу, снайпер – это самый подготовленный боец. Он должен быть пунктуальным и, можно сказать, немного пофигистом к своим жертвам.

Бывают люди, которые не могут усидеть на одном месте – из них снайперы не выйдут. Потому что бывает, надо целый день на одной позиции просто смотреть в прицел и следить за своей жертвой.

— Какие советы вы дали бы тем, кто хочет стать снайпером? К чему нужно быть готовым на поле боя?

— Боец должен быть готов к экстремальным или необычным случаям. Нужно постоянно самосовершенствоваться. Снайпер работает в паре. Если будет необычная ситуация или кого-нибудь ранят — я полностью полагаюсь на напарника. Я уверен, что он сделает по медицине все как надо. Я могу рассчитывать на него, если мне понадобится помощь, чтобы выбраться из поля боя.

— Насколько эта профессия рискована по сравнению с другими? Ведь если ты снайпер и стреляешь издалека – это не значит, что в безопасности.

— Да, если противник узнает, что именно там находится снайпер, то залетит все, что только можно. Именно поэтому мы используем глушители на своих винтовках. Тогда звук выстрела распространяется по участку, и противнику очень трудно вычислить, откуда именно работал снайпер.

— Верно ли, что снайпер – это одна из первоочередных целей противника?

— Наверное, да. Противник не любит снайпера и пытается как можно скорее уничтожить. Именно поэтому мы не "палимся" в рациях, когда отправляемся на цель. И очень мы не любим, когда наши же по рации говорят: "Одноглазые пришли". Противник не глупый и знает — вышли снайперы, так что начинает искать их.

— С чего начинать, если хочешь стать именно снайпером и вступить в ряды ВСУ?

— Если человек хочет стать лучшим в своей профессии, то прежде всего нужно самообразование. Можно смотреть видео на YouTube и читать разные книги. Есть очень много обучающих видео о том, как стать снайпером. Там очень много хороших советов.

Нужно бегать каждый день. Нужно заниматься математикой, потому что математика важна в снайпинге.

Дальше можно пойти в какую-нибудь волонтерскую школу по снайпингу. Если получается все очень хорошо — идти в военную школу. Ибо на волонтерских курсах вы учитесь только меткой стрельбе. Каждый снайпер – это точный стрелок, но не каждый точный стрелок – это снайпер. Именно поэтому военная школа снайперов даст то, что понадобится на поле боя. Насколько я слышал, очень хороша снайперская школа "Дикое поле". Не знаю, набирает ли она еще людей для обучения.

— Если ты уже подписал контракт и попал в бригаду, то как часто проходят тренировки?

— Если есть время заниматься, мы обязательно тренируемся. Постоянно нужно совершенствовать свои навыки. Мы учимся не только меткой стрельбе, но и медицине и инженерному делу. Изучаем все оружие, которое есть в нашей бригаде. Ведь бойцы должны быть как можно более полезны на поле боя, особенно в современных условиях войны.