При штурме все идет не по плану: боец спецназа об оснащении врага, боях на нуле и тяжелой ампутации

Читати українською
Автор
3795
При штурме все идет не по плану: боец спецназа об оснащении врага, боях на нуле и тяжелой ампутации

Вражеская граната упала под ноги военному

Жизнь сержанта Сил специальных операций ВСУ Дмитрия Красновского всегда была посвящена военному делу. Поэтому в начале российского вторжения он без колебаний встал на защиту Украины. Пройдя ад боевых действий, получив тяжелое ранение и пережив мучения восстановления, мужчина сохранил несокрушимый дух и веру в будущее страны. Своей историей военный поделился с "Телеграфом".

Хаос в стране

Сразу после окончания вуза Дмитрий прошел отбор в спецназ и начал службу. Он защищал страну с 2020 года. Когда же настал черед полномасштабной войны, он без колебаний встал на защиту родной земли. В конце концов это путь каждого профессионального военного, поэтому мужчина был готов.

— Мы все понимали, что 200 тысяч военных РФ у границы, которые находились там больше, чем полгода – это не просто так, — объясняет боец.

В ночь на 24 февраля 2022 года подразделение Дмитрия было в полной боевой готовности. Тогда же мужчине из охваченного взрывами Харькова позвонила по телефону сестра.

— В четыре утра все спали. Просыпаюсь, беру трубку, слышу озабоченный голос и взрывы на заднем фоне. Я начал будить товарищей, ну и все началось. Мы пошли получать оружие, а сразу после этого всюду начала летать вражеская авиация с десантом, — вспоминает сержант.

Очень скоро ситуация стала критической.

— В стране тогда творился хаос. Враг был во многих городах, вертолеты с десантом высаживались везде. Командование приняло решение сразу комплектовать машины, боекомплект, оружие и весь наш арсенал, — говорит боец.

Дмитрий вместе с собратьями

Дмитрий уверяет, что оказавшись на линии столкновения с врагом, говорить о "нелепости" противника – большая ошибка.

– Бомжей я не видел. Конечно, были частные случаи, когда в плен попадали плохо экипированные солдаты. Это были мобилизованные из т.н. "ДНР" и "ЛНР". Не знаю, почему наши власти и журналисты начали распространять информацию, что мы воюем только со слабыми "чмобиками". Это далеко не так.

Уже тогда нужно было людей готовить к тому, что это будет продолжительная и тяжелая война против превосходящего во всем противника, а не говорить о "трех неделях" [до победы] и надеяться на лучшее. На большинстве направлений мы сражались с профессионалами своего дела, со спецназом, кадровыми военными, и это отнюдь не было легко. У них были преимущества во всем: от экипировки до вооружения, — уверяет Красновский.

Операция "зачистка"

Подразделение Дмитрия выполняло задания на Донецком направлении.

— Мы были под Бахмутом почти два месяца без отдыха. Там было очень сложно, поскольку вражеская артиллерия 24/7 била по нам, — вспоминает военный.

Неожиданно подразделению Дмитрия "прилетает" срочная и сложная задача на Харьковщине в Купянском районе: выбить окупантов из важной посадки над магистральной дорогой, по которой двигается техника.

– Штурм – это самое опасное, что есть на войне. Это всегда большие риски получить "двухсотых", "трехсотых" в группе. Наше подразделение знало это, и многие такие задачи уже были за нашими плечами, ведь Силы специальных операций — элита ВСУ, поэтому в большинстве случаев мы выполняем самые сложные задачи на проблемных и горячих точках, — отмечает военный.

Операцию на Харьковщине спецназовцы планировали двое суток и уже 13 сентября 2023 в пять часов утра начали продвигаться к позициям противника.

— До врага было 200 метров по полностью открытой местности через дорогу. Поэтому люди, отбиравшиеся на эту аферу, были лучшими и отчаянными. Все понимали, что можем туда не добежать и просто умереть на открытой местности, – вспоминает Дмитрий.

Шутрм – самое опасное, что есть на войне

По его словам, наших бойцов было шестеро и работали они неразлучными двойками, которые являются одним целым. Как говорят сами спецназовцы: один – это ноль, а два – это один.

— Мы с командиром были опытные, поэтому пошли первые. Таким образом, мы прикрывали другие пары, пока они нас догоняли, – рассказывает боец.

Однако операция с самого начала пошла не по плану. Продвижение было более медленным, чем ожидалось.

— Десятая минута штурма, но по нам уже прицельно работает несколько стволов вражеской артиллерии. Штурм – это такое дело, что там всегда все идет не по плану. Все в основном импровизация, решения принимают на подсознании, автоматически и исходя из нашего опыта таких ситуаций, – объясняет Дмитрий.

В этом хаосе бойцы были главными героями, которые, несмотря на плотный огонь противника, продвигались вперед. Вдруг у командира заклинило оружие.

— Я уже понял, что сам навстречу русским голосам пойти не смогу, поскольку мы работаем всегда в парах, и мне нужна была помощь, — рассказывает боец.

На помощь бросился побратим из другой пары. Однако в спешке он не заметил вражескую нору в окопе, где притаились двое русских окупантов, и был ранен, получив пули в живот и бедро.

В ходе ожесточенного боя другой побратим прикрыл огнем Дмитрия, давая ему возможность бросить гранаты в нору окупантов. Это позволило им немного продвинуться вперед и унести раненого товарища. Но в этот момент со вражеского дрона сбросили гранату Ф-1. В результате Красновский получил тяжелое ранение обеих ног и контузию.

— Я тогда полностью утратил ориентацию в пространстве. На короткое время даже потерял зрение, поскольку кровь полностью залила лицо, — вспоминает военный.

Ситуация становилась все более критической: двое тяжело раненых бойцов и травмированный Дмитрий, а враг не прекращает обстрелы. В течение 20 минут спецназовцы должны были держаться самостоятельно, ведь подкрепление не могло подойти из-за плотного обстрела их позиций.

— К счастью, через 20 минут к нам подбежали два десантника (вообще-то их должно было быть шестеро, но четверо отказались идти) и помогли нам, — рассказывает Дмитрий.

Силы дала семья

Эвакуация раненых продолжалась еще около семи часов, что является критическим временем. Лежа раненым, с массивными кровотечениями и смешанным сознанием, боец понимал, что случилось худшее.

— Вижу кости, торчащие из моих ног, вижу дырки… Я посмотрел на часы и понял, что прошло уже три часа от штурма, — рассказывает воин.

Осознавая риск наступления "турникетного синдрома", боец понимал, что никто уже не будет бороться за его ноги. К сожалению, медикам в больнице пришлось ампутировать нижние конечности.

После операции у Дмитрия было два пути: отчаяться или найти в себе силы для дальнейшей борьбы. Помогла поддержка семьи. Уже на следующий день после ранения жена Дмитрия, сестра из Ирландии и брат из Киева приехали к мужчине в Харьков.

Семья была рядом

— Мне повезло с семьей и любимой женой. Она была со мной каждый день с утра до вечера. Я был очень позитивно настроен. Именно семья давала мне силы, – делится эмоциями воин.

Родственники делали массажи, махали веером во время температуры 40. От боли Дмитрий не мог уснуть, но после четырех суток "выключился" от упадка сил. Такое состояние длилось около месяца.

От боли хотелось кричать

В больничной палате воин понял, что отсутствие ног – это не конец жизни, однако украинские протезисты давали нелестные прогнозы и говорили, что мужчина не сможет ходить. Впрочем, с помощью волонтеров Дмитрий вышел на американский фонд Revived Soldiers Ukraine, который взялся за непростое лечение.

— Я улетел в США на третий месяц лечения. Протезирование оказалось очень сложным из-за высокой ампутации и культи, которые не зажили до того времени. Однако мы постоянно работали: физические упражнения, массажи, бассейны, — рассказывает Дмитрий.

Первый месяц восстановления в США был самым тяжелым из-за фантомных болей, с которыми не могли справиться лекарства. Военный вспоминает, что иногда от боли хотелось кричать. Именно поэтому Дмитрий считает, что в Украине должен быть легализован медицинский каннабис для облегчения страданий ветеранов с ампутациями.

Однако больше всего вдохновляло Дмитрия мужество его собратьев с подобными травмами.

— У меня просто не было права грустить, когда я видел, как ребята улыбались и со всем справились. У нас уже сформировалось настоящее ветеранское коммьюнити. Мы общаемся, гуляем и ходим друг к другу в гости. Мы уже как братики. И в самих центрах реабилитации все помогают и поддерживают друг друга, – делится Дмитрий.

Ветеранское братство

Прошло всего семь месяцев со дня ранения, поэтому Дмитрий до сих пор переживает боль. По его словам, он готовится к долгому пути реабилитации. После этого будет учиться ходить.

Несмотря на все испытания, боец верит в светлое будущее Украины после победы.

— У Украины есть все возможности для процветания после победы. Я настроен положительно, но и стараюсь быть реалистом, знаю, какая сложная ситуация на фронте. Украина должна победить врага не только извне, но и внутри. Все для того, чтобы ребята, отдавшие свою жизнь на поле боя, не сделали это зря. Поэтому мы должны объединиться. История нашей страны написана кровью, но только борющийся обретает свободу, — резюмировал Дмитрий Красновский.

Получить помощь украинцам с инвалидностью можно на сайте организации EnableMe Ukraine. Вы можете задать вопросы эксперту и получить бесплатную помощь в сообществе EnableMe .