"Приставил к голове автомат и нажимал крючок": боец ВСУ о пленных бурятах, смерти побратимов и штурмах на протезе

Читати українською
Автор
12521
"Приставил к голове автомат и нажимал крючок": боец ВСУ о пленных бурятах, смерти побратимов и штурмах на протезе Новость обновлена 11 марта 2024, 10:31

Парень потерял ногу, но вернулся на войну

Военный из Житомирской области 21-летний Егор Олейник впервые с начала широкомасштабного вторжения отпраздновал свой день рождения дома, ведь два года подряд встречал его на войне. Когда юноше едва исполнилось 18, он подписал контракт с ВСУ, а через несколько месяцев началась "большая война".

Едва завершив курс молодого бойца, Егор встал на оборону Киевщины, а затем отправился на восточный фронт, где в результате тяжелого ранения потерял ногу. Пройдя реабилитацию и получив протез, парень вернулся в армию и продолжает защищать Украину. Свою вдохновляющую историю военный рассказал "Телеграфу".

Смерть побратимов – это не сон

После окончания школы Егор Олейник пошел работать на стройку, но когда Россия начала собирать силы в подготовке к широкомасштабному вторжению, парень решил подписать контракт с ВСУ.

"Когда у границы еще в 2021 году начались собираться российские войска, я с друзьями решил подписать контракт с ВСУ. Подумал тогда: что-то будет, рано или поздно все начнется. А мне уже было 18 лет и нужно все-таки становиться настоящим мужчиной и подписывать контракт", — рассказывает Егор.

Парень признается, что в то время руководствовался обещанием, которое когда-то дал своему дяде.

"Мой дядя воевал с 2014 года. К сожалению, умер… А я ему когда-то обещал, когда еще был маленький, что пойду воевать. И свое обещание выполнил", — уверяет военный.

Боец вспоминает, что в преддверии широкомасштабного вторжения командование предупредило их об опасности.

"Мы не верили до последнего, но не спали. А утром 24 февраля к нам в казармы залетел комбат и кричит, чтобы все собирались – война", — объясняет Олейник.

Артиллерийское подразделение парня сразу было брошено на оборону Киевщины. Но даже тогда Егор не мог осознать, что происходящее вокруг – это не сон.

"Мы заехали в какую-то посадку и нам сказали окопаться. А я просто не верю что все это на самом деле, думаю, что это какие-то приколы. Ну, какая война? Ну не верится вообще. И тут начали по нам стрелять. Ого… Я тогда испугался, у меня такая паника началась. Кац*пы ехали вдоль трассы, и мы по ним начали стрелять, валили колонну большую. И я тогда уже понял, что это действительно война. Когда моих побратимов начали убивать, я понял, что это не сон, что это все по-настоящему", — вспоминает военный первые дни "большой войны".

"Упакованные" оккупанты

Отбив врага от окрестностей столицы, Егор отправился на восток, где уже получил значительный боевой опыт. Молодой человек говорит, что и враг за эти два года изменился.

"В начале войны были действительно какие-то дураки. Но сейчас там обучены военные. Мы штурмуем их позиции и если у нас обычные АК-47, то у них уже модернизированные АК-12. У каждого прицелы, тепловизоры, штурмовые рюкзаки, модернизированные каски, по 20-30 магазинов, на каждом пулемете даже тепловизор. У нас нет на пулеметах тепловизора и прицелов на каждом автомате, а у них все это есть. Ну, это просто капц", — объясняет Олейник.

На востоке Егор попал в штурмовое подразделение пехоты, которому случалось брать в плен окупантов.

"Одному было 19 лет, механик-водитель из Бурятии, а второй — 26-летний наводчик на БМП-3 из самой Москвы. Когда мы у них спрашивали, зачем они пошли воевать, то в большинстве своем те отмалчивались, но было такое что "ну мы же за Россию…" Мы отвечали: вы же на территории Украины, при чем здесь "мы за Россию"? — "Да у меня же командир, у меня семья". При том, что они были не мобилизованы, а сами пошли", — рассказывает военный.

"А к утру я подорвался"

Война для Егора стала на паузу 30 сентября 2022, когда парень получил ранение, наступив на мину.

"Этот день останется на всю жизнь в моей памяти. Мы очень долго отбивали позицию и отбили ее. Засели в блиндаже, потому что начался очень серьезный обстрел. Ребята стали в наряд в ночь, а я готовился заменить их утром. Но как-то ночью мне не хотелось спать, я решил помыть ноги хотя бы влажными салфетками. Это был последний раз, когда я помыл обе ноги, потому что к утру я подорвался…", — вспоминает Егор.

Взрывом мины парню повредило обе ноги и руку.

"Когда я только взорвался — хотел застрелиться. Больше всего я не хотел получить инвалидность или попасть в плен. Смотрю, а у меня нет левой ноги, обломки — в правой (подумал, что и правую ногу отрежут), левая кисть была полностью перебита, пальцы перебитые, думал что и их ампутируют… Уже думал, что останусь без трех конечностей, смысла жить нет, поэтому ствол приставил к голове и думал застрелиться, но очень вовремя прибежали мои ребята и забрали автомат. А так бі уже застрелился, сто процентов, я уже на курок давил, но ребята подбежали в ту же секунду", — говорит военный.

К счастью, побратимам удалось быстро эвакуировать Егора в госпиталь. Сейчас это делать гораздо сложнее, ведь российские дроны отслеживают почти каждое движение украинских военных и корректируют огонь.

В больнице Угледара, куда парня привезли сразу после ранения, врачам пришлось ампутировать Егору левую стопу. Поступить иначе медики не могли.

"Там ничего уже нельзя было спасти. У меня отсутствовала пятка и вообще со всей стопы у осталось только пять пальцев, которые на коже залетели до колена", — делится военный.

Пережить ампутацию в 19 лет, по словам Егора, было тяжело.

"Ко мне приехали два брата и 10 дней были со мной. Говорили, что все будет хорошо, что я буду ходить и даже бегать. И если бы не они, то я бы в какую-то депрессуху точно скатился, накручивал бы себя, что никому не нужен, меня никто не любит, смеются, что я без ноги, на люди боялся бы выходить", — говорит Олейник.

Война на протезе

Оправившись после операций, Егор прошел реабилитацию и получил протез.

"Как только мне поставили протез, я с утра до вечера на нем ходил, даже не снимал. И все было хорошо", — объясняет парень.

Егор с экс-лидером Великобритании Борисом Джонсоном

Научившись ходить, Егор снова вернулся на фронт, чтобы воевать уже на протезе. В общем, от момента ранения и ампутации до возвращения на боевые позиции на востоке прошло всего пять месяцев!

Почему вернулся?

"Моя личная мотивация, во-первых, это месть. Я хочу отомстить за ногу, — рассказывает защитник . — Во-вторых, в гражданской жизни я себя сейчас не вижу, пока идет война. Тем более, я еще не привык к такому обществу. И общество также ко мне не привыкло, к людям с инвалидностью не привыкли".

Егор признается, что ходить в штурмы на протезе все же тяжело.

"Все-таки две ноги лучше, чем одна. Очень быстро бегать уже не могу. Хотя у меня уже есть очень хорошая беговая стопа, которую мне подарили. Но есть и много плюсов: нога не мерзнет, не надо бояться ее промочить, на носках можно экономить", — не теряет чувство юмора защитник.

Впрочем, по словам молодого человека, его мотивирует тот факт, что он своим примером может вдохновить других военных.

"И это мне нравится, ведь некоторые ребята смотрят на меня и думают, а чем они хуже меня? Ничем! Кроме того, когда у меня появятся дети, я буду им говорить, что их папа защищал их даже на протезе", — резюмировал Егор Олейник.

Получить помощь украинцам с инвалидностью можно на сайте организации EnableMe Ukraine. Вы можете задать вопросы эксперту и получить бесплатную помощь в сообществе EnableMe.