Сказал "Спасите мне ноги" и отключился: боец "Шустрый" о трех клинических смертях, зеках из "Шторм-Z" и освобождении Херсона

Читати українською
Автор
4233
Сказал "Спасите мне ноги" и отключился: боец "Шустрый" о трех клинических смертях, зеках из "Шторм-Z" и освобождении Херсона

Боец потерял 4 литра крови и остался жив

В войске он получил позывной "Шустрый", и бойцу пришлось побороться за то, чтобы отвечать своему позывному. Мужчина добровольно встал на защиту Украины, оборонял Киевщину, освобождал Херсон, получил тяжелое ранение, потерял около четырех литров крови и услышал жесткий приговор врачей – поврежденную ногу нужно ампутировать.

Однако боец не согласился с таким решением, сохранил ноги и мечтает вернуться в армию. Свою мотивирующую историю 37-летний Павел Якимчук "Шустрый" рассказал "Телеграфу".

24 февраля собирался лететь на отдых

Павел Якимчук на войне еще с 2014 года. В АТО пошел добровольцем и служил разведчиком. В 2016 году мужчина вернулся в гражданскую жизнь: воспитывал двух дочерей, занимался бизнесом, а затем работал на государственных должностях в коммунальных предприятиях Киева.

В день полномасштабного вторжения России в Украину Павел с женой должен был вылетать на отдых в Турцию.

"В этот день меня разбудил ребенок, потому что первый услышал взрывы, а у меня очень крепкий сон и я могу даже не слышать, когда рядом танки работают. Мы с женой быстро оделись, включили телевизор, но там еще новостей о вторжении не было. Я позвонил своим ребятам и они меня уже поставили в известность, что происходит", — вспоминает военный.

Времени на размышления Павел не терял, потому что большую войну с сумасшедшим соседом ожидал уже давно.

"Я до последнего не верил, но ждал этого. Не то чтобы сидел и ждал, когда же нападут, но я понимал, что они это сделают, потому что это было закономерно. Это был вопрос времени. Я был на 100% уверен, что Донбассом все не закончится", — уверяет военный.

Мужчина записался в ряды территориальной обороны и защищал Киевщину. Когда же оккупанты сделали "жест доброй воли" и вынужденно отошли от столицы и ее пригородов, Павел не смог дальше находиться на службе, но нашел себя в волонтерской работе.

"После освобождения Киевщины у меня не было полномочий дальше служить: хоть я и был в первом оперативном резерве, но повестку не получил. Поэтому все это время между апрелем и сентябрем 2022 года, когда мне наконец-то прислали повестку, я занимался волонтерством. Мою 72-ю бригаду перебросили на восток и я обеспечивал ребят как мог. Общая сумма помощи, которую мне удалось собрать — более 22 миллионов гривен", — рассказывает защитник.

"Нас забрасывали цветами"

Когда повестка все же пришла, мужчина мобилизовался в 73-й морской центр Сил специальных операций – элиту украинского войска. В составе подразделения спецназовцев Павел попал на южное направление.

"Наш враг очень быстро учится. Если к нам он пришел тупым, незнающим советским солдатом, то сейчас это обученный воин, но все же на пару ступеней ниже, чем наши воины. Но даже если бы это была стая обезьян. Стая обезьян с автоматами численностью в миллион — очень опасна. Даже если бы они были так тупы, как о них говорят в телемарафоне, они все равно очень опасны, потому что их много", — говорит военный.

Как спецназовец, Павел неоднократно брал в плен оккупантов.

"В основном мне в плен попадались зеки из "Шторм-Z" и "Шторм V" (российские подразделения, сформированные из заключенных.Ред. ). Они так прямо и говорили, что для них война — единственный шанс выйти на свободу. Случались и контрактники: они пришли из какой-то глухой провинции, денег нет и оно пришло тупо заработать денег. И только очень скудное количество было тех, кто "своих не бросаем", "мы патриоты" и так далее. Вот они и пришли "освобождать" Украину от "нацистов", но опять же, их мизер", — объяснил Якимчук.

Мужчина участвовал в деоккупации Херсона.

"Это эмоции, которые просто нельзя описать словами. Люди вешались на шею, люди забрасывали машины цветами. Кстати, я был первым, кто поднял украинский флаг на контрнаступлении. В селе Калиновское (освобождено в ноябре 2022 года. — Ред. ) на телефонную вышку высотой в 9 этажей без страховки залез", — вспоминает защитник.

В освобожденном Херсоне

Борьба за ноги

17 февраля 2023 г. стало самым тяжелым днем на войне для Павла. Мужчина получил тяжелое ранение.

"В 4 утра мы начали надевать скафандры. Задача была выйти на остров, одна часть которого принадлежала нам, а другая — была под п*дарами. Мы вышли на лодках, стали на берегу и вели наблюдение. Ребята спрятались в один дом, а я с товарищем сидел на улице на веранде. Расстояние до противника было максимум 600 метров. Дроны над нами летали, как мухи, а мы даже не знали, чьи это дроны — наши или нет. Один из этих дронов летел слишком низко. Я говорю побратиму "Черному", что давай хоть ноги уберем, потому что плохое предчувствие какое-то было. И через две минуты сработал УЗРГМ (унифицированный запал ручной гранаты модернизированный. — Ред. ), а через три секунды произошел взрыв", — говорит военный.

Далее события разворачивались молниеносно.

"Я упал и только успел крикнуть ребятам, что ранен. "Черному", который был рядом со мной, раздробило правую руку и разрезало живот, а у меня на правой ноге ниже колена был открытый перелом, вырвало кусок ноги, а на левой ноге перебило паховую в артерию. Мне в интернете попалось как-то видео о парне с идентичной травмой, и через 30 секунд он умер", — рассказывает Павел.

Но наш герой выжил. Можно сказать, что чудом.

"Когда меня эвакуировали, я дважды умирал, у меня дважды была остановка сердца. Но время от времени я приходил в сознание. Первый раз пришел в себя, когда меня полностью раздели. Дело в том, что когда происходит ранение и у военного спрашивают, где болит, то ему не верят. Поэтому первый пункт — раздеть и обследовать все тело. Второй раз пришел в себя, когда меня несли в лодку: я на секунду открыл глаза и увидел только, что "Черный" рядом идет. А ему внутренности просто "затрамбовали" назад в живот и заклеили скотчем. Потом я от боли проснулся в лодке, когда на волнах ее качало. А у лодки дно тоненькое, резиновое, и ты на волнах чувствуешь, что будто по камням тебя тянут", — вспоминает военный.

В госпиталь Павла доставили почти обескровленным.

"У меня была очень большая кровопотеря: пока доставили в Херсон, а это заняло где-то полтора часа, я потерял почти 4 литра крови! То есть почти всю кровь. Но благодаря ребятам, которые наложили мне турникеты и тампонировали раны, я выжил", — добавляет Якимчук.

Оказавшись между жизнью и смертью, мужчина признается, что больше всего стремился тогда к одному — сохранить ноги.

"Когда меня заносили в госпиталь, я увидел знакомого парня из Одессы, который за несколько дней до этого давал мне костыли для медика из нашего подразделения. Я схватил этого парня и говорю: "Только спасите мне ноги". И отключился ", — рассказывает Павел.

Пришел в себя военный на следующий день.

"Увидел, что обе ноги на месте. На правой ноге стоит аппарат внешней фиксации, а на левой — пальцы едва шевелились. Но и нога, и пальцы были, поэтому я радовался", — говорит "Шустрый".

Но радоваться пришлось недолго. Уже на третий день после ранения Павла перевезли в госпиталь в Николаев, где врачи назначили ампутацию.

"На левой ноге мне сшили артерию, но через пол часа после операции образовался тромб, поэтому ее распороли и сшили повторно. Меня доставили в Николаев, пришел главный врач, пощупал пульс на левой ноге, а у меня снова закупорка артерии. Тогда врач принял решение ампутировать ногу. Но я его послал и сказал, что ампутировать я не дам, потому что пальцы все же немного шевелились. Я поднял "на уши" всех, кого только мог, и меня доставили в Одессу, там сделали пятичасовую операцию, во время которой я снова умирал на 3,5 минуты, но ногу мне спасли", — рассказывает мужчина.

"Всегда будут те, кому дорога Украина"

В общей сложности Якимчук пережил 12 операций. И ему не так было тяжело физически, как морально.

"У меня позывной "Шустрый" и мне дали его не просто так, ведь я очень непоседлив. Я постоянно где-то мотаюсь, не могу сидеть на месте, а когда меня положили на спину, без возможности даже повернуться на бок, для меня это было психологически очень тяжело", — говорит защитник.

Недавно Павел вернулся с реабилитации в Польше, прошел МСЭК и получил II группу инвалидности.

"Когда я проходил МСЭК, то просил, чтобы меня не списывали окончательно и не снимали с военного учета, потому что это была бы закрытая дорога в силовые ведомства, а я сейчас, пока идет война, не вижу себя без армии и армии — без себя. Даже если я ранен, у меня голова все равно работает. Я хотел бы иметь возможность вернуться в какое-то из силовых ведомств: ДБР, НАБУ, Министерство обороны, ведь пока идет война, я планирую дальнейшую свою судьбу связать с ведомством, которое будет помогать Украине бороть эту чуму, как внешнюю, так и внутреннюю (имею в виду коррупцию)", — признается Якимчук.

Защитник уверяет, что воюет в первую очередь за свою семью, за украинскую нацию и за Украину площадью 603 тысячи квадратных километров.

"Почему мы победим? Потому что в Украине всегда были и будут люди, которым эта страна дорога даже тогда, когда она ничего тебе не дала. Благодаря таким людям мы и выстоим. Людям, которые борются за украинскую нацию и за украинскую идею" , — резюмировал Павел Якимчук.

Получить помощь украинцам с инвалидностью можно на сайте организации EnableMe Ukraine. Вы можете задать вопросы эксперту и получить бесплатную помощь в сообществе EnableMe.