"Посмотрела на ноги дочери… а их нет": история семьи, выжившей после обстрела вокзала в Краматорске

Читати українською
Автор
2265
"Посмотрела на ноги дочери… а их нет": история семьи, выжившей после обстрела вокзала в Краматорске

Семья Степаненко прошла тяжелые жизненные испытания

Семья Степаненко из поселка Нью-Йорк в Донецкой области до полномасштабного вторжения РФ жила обычной мирной жизнью: мать Наталья работала на кондитерской фабрике, близнецы Яна и Ярослав учились в местной школе. Когда же началась "большая" война и линия фронта приблизилась к дому семьи, Наталья с детьми решились уехать.

В ожидании эвакуационного поезда 8 апреля 2022 они оказались на железнодорожном вокзале в Краматорске. В этот день по вокзалу попала российская ракета. Жизнь семьи трагическим образом изменилась через мгновение… Своей историей Наталья и Яна Степаненко поделились с "Телеграфом".

Шок и паника

По словам Натальи Степаненко, в преддверии широкомасштабного вторжения ее муж предупреждал, что россияне готовят коварное нападение.

– Муж был с 2015 года в ВСУ. 29 января 2022 года у него истек контракт и он вернулся домой. И с этого времени в разговорах постоянно уверял, что что-то будет, но, честно говоря, я не обращала тогда на эти слова особого внимания. А зря, – рассказывает Наталья.

Женщина уверяет, что даже когда россияне атаковали Украину 24 февраля 2022, она не верила, что это происходит на самом деле.

– Только через два дня я вообще смогла осознать, что действительно началась война , – говорит Наталья.

С каждым днем обстрелы Донбасса становились все более громкими и опасными. В соседней Новоселовке от российской атаки погибла мать Натальи. Это стало последней каплей, и женщина приняла решение – нужно эвакуироваться.

Наталья с дочерью Яной и сыном Ярославом

8 апреля 2022 года в 7 утра Наталья с детьми приехали на железнодорожный вокзал Краматорска.

– Я была с Яной, Яриком и бабушкой мужа моей старшей дочери. Затем пришли волонтеры и объявили выходить на перрон всем, кто едет на Хмельницкий. Мы вышли на улицу, стали у палатки волонтеров, чтобы взять чай, я немного отвернулась, смотрела в сторону города… И все. В глазах внезапно потемнело, уши заложило, – вспоминает женщина.

В тот день российская армия попала по вокзалу ракетой из тактического комплекса "Точка-У". В результате военного преступления РФ погиб 61 человек, еще 121 – получил ранения.

– Когда я открыла глаза, то вообще не поняла что случилось. Начала глазами искать Яну. Вижу Яна лежит, а возле нее уже мертвая бабушка. Я смотрю на ноги Яны – нет кроссовок у нее. У меня шок, паника, я не понимала, что делать. Хотела подняться, чтобы взять Яну как-то на руки, поднять. Сама не знаю, что хотела тогда сделать. Но сама подняться не смогла, – с трудом в голосе рассказывает Наталья.

Женщина пыталась держаться и не потерять сознание, но тело и мозг уже не слушались ее.

– Помню, как меня забирали медики, как перевязывали ноги. Одна нога у меня была раздроблена, было много крови. Возле меня сидел полицейский и постоянно повторял: "Не закрывай глаза, не закрывай глаза". Я пыталась не закрывать, но потом пришла в себя только в Павлограде, – объясняет Наталья.

Не знала, жива ли дочь

В больнице женщина увидела, что на ноге установлен прибор внешней фиксации.

– Я уже не чувствовала ни пальцев, ничего. Сказать честно, у меня была надежда, что ногу можно спасти, но потом вспоминала, какая она была сразу после ранения: почти полностью оторвана и висела на сухожилиях, и я понимала, что шансов почти нет, – говорит Наталья.

В конце концов, врачам пришлось ампутировать изуродованную конечность. А в это время в другой больнице медики спасали дочь Яну. 11-летней девочке ампутировали обе нижние конечности.

– Я тогда вообще не знала, жива Яна или нет, довезли ее или нет, не знала, где она. Представьте мое состояние на тот момент, – делится эмоциями женщина.

Когда же Яна таки нашлась, то целый месяц мать и дочь не могли увидеться – общаться приходилось только по телефону. Сын Ярослав, к счастью, не пострадал, однако ему пришлось вернуться в Нью-Йорк под обстрелы.

Снова все вместе Степаненко встретились во Львове в реабилитационном центре. Тогда же возник вопрос протезирования. Наталья говорит, что семья получила много предложений по протезированию от волонтеров из стран Европы, но врач посоветовал ехать в США.

Ответственность за здоровье семьи взял протезист из Сан-Диего Питер Гарш.

– Питер сначала просил, чтобы ему нашли в Украине двух военных, нуждающихся в протезировании. Он был готов их забрать в США и бесплатно протезировать. Потом Питеру показали сюжет обо мне с Яной и он согласился взять нас, – рассказывает Наталья Степаненко.

Женщина признается, что хоть и с трудом, но довольно быстро смогла научиться ходить на протезе.

– После трех месяцев лежа или [сидя] в коляске, ровно и быстро ходить, да еще держать равновесие было сложно. Когда я только надела протез, он показался мне очень тяжелым, хотя протезист объяснил, что протез весит столько же, сколько нога, которую я потеряла. Сначала врач разрешал ходить всего три раза в день по 15 минут. А потом Питер постепенно прибавлял время, мы делали упражнения и с палочками начали понемногу ходить и с каждым днем это удавалось все лучше. Потом я привыкла и уже чувствую себя нормально: надела протез и пошла, – объясняет Наталья.

Марафон на протезах

Ситуация с возобновлением дочери оказалась более сложной. Ей тоже сделали протезы.

– И это были очень радостные эмоции. Это было так круто, что я могу снова стоять и сделать первые шаги, – объясняет Яна Степаненко.

Однако затем врачам в США пришлось сделать девушке еще одну операцию и реабилитация затянулась. Когда же Яна снова стала на протезы, то, научившись ходить, решила… научиться бегать!

По возвращении из Сан-Диего во Львов, Яне предложили принять участие в полумарафоне. Беговые протезы девочке подарил Питер, поэтому школьница согласилась.

– Сначала я колебалась: а вдруг не смогу, да еще нужно бежать по мостовой. И все же согласилась и не пожалела , – говорит Яна.

Девушка признается, что до травмы вообще не занималась спортом, однако, став на протезы, захотела испытать себя. Увлечения бегом привели Яну на одно из самых значительных событий в любительском спорте – Бостонский марафон. 13 апреля девушка одолела пять километров и таким образом смогла собрать на протез украинскому военному Александру Рясному.

Почему школьница приняла этот вызов?

– Я хотела показать миру, что война в Украине не закончилась, что продолжают страдать и дети, и взрослые. Во-вторых, хотела доказать: несмотря на то, что я пережила тяжелые моменты в жизни, я смогу пробежать эти пять километров. Я готовилась к марафону два месяца. Тренировки были четыре раза в неделю. Скажу честно – тренировки давались нелегко, когда бежала, болели ноги, однако я справилась. Хочу продолжать бегать и заниматься спортом. Еще хочу помогать деткам: собирать средства на их нужды , – подчеркнула Яна.

Яна во время марафона в Бостоне

Сейчас семья Степаненко живет во Львове. Наталья говорит, что у них была возможность остаться и в США, однако ностальгия по Родине оказалась сильнее.

– Нам сняли дом, но мне очень хотелось домой. Их продукты – не то… Все было не то. Когда встал выбор возвращаться или оставаться, я сразу приняла решение, что хочу в Украину. Спросила у Яны с Яриком: мы остаемся или едем домой? Они ответили, что хотят только домой, – резюмировала Наталья Степаненко.

Получить помощь украинцам с инвалидностью можно на сайте организации EnableMe Ukraine. Вы можете задать вопросы эксперту и получить бесплатную помощь в сообществе EnableMe .