Мобилизация, три линии обороны и нехватка снарядов: эксперт из США назвал основные проблемы ВСУ

Читати українською
Автор
913
Эксперт из США Майкл Кофман назвал основные проблемы ВСУ
Эксперт из США Майкл Кофман назвал основные проблемы ВСУ. Фото Коллаж "Телеграфа"

Планы россиян по захвату украинских регионов не изменились.

Основные вызовы, с которыми Украина сталкивается в борьбе с российскими оккупантами, стали темой нового подкаста на авторитетном милитарном сайте War on the Rocks. Один из его авторов – Майкл Кофман – старший научный сотрудник Центра военно-морского анализа.

Американский военный аналитик недавно вернулся из поездки вдоль линии фронта по Украине. "Телеграф" публикует главные выводы эксперта о ситуации на передовой.

Мобилизацияне билет в один конец

"Мое основное впечатление состоит в том, что нынешняя ситуация не является ужасной, но, естественно, развивается в негативном направлении после отступления украинских сил из Авдеевки. Думаю, что украинские военные активно работают над стабилизацией линии фронта. Возможно, еще рано говорить о стабилизации, но, похоже, что тенденция развивается в этом направлении, по крайней мере, до следующих российских наступательных операций.

Считаю, что сейчас Украина имеет дело с тремя взаимосвязанными вызовами, и я обобщенно описал бы их как живая сила, фортификационные сооружения и постоянная проблема дефицита боеприпасов", — описывает Кофман.

Говоря о проблемах призыва в армию и принятии соответствующего законопроекта о мобилизации, аналитик приводит некоторые аспекты, над которыми Украина уже работает, и о которых должна позаботиться в ближайшее время.

"Что касается закона о мобилизации, то это не единственный аспект кадровой проблемы. На самом деле это три вещи. И первое — это аудит сил, которым сейчас занимаются украинские военные, выясняя, чем они действительно располагают, кто где находится, кто выполняет боевые задания", — говорит Кофман.

Вторым он называет общий процесс рекрутинга и мобилизации, который "очень неэффективен" в плане того, кого мобилизуют и что происходит, когда люди оказываются в армии. Третий аспект – это изменения в условиях службы в рядах Сил обороны Украины.

"Сейчас если ты мобилизован в Украине и тебя призвали в армию, это во многом билет в один конец, особенно если ты идешь в пехоту. Около 70% потерь, как правило, случаются в пехоте. И единственный "выход" — если ты убит или ранен во время боя.

Поэтому, конечно, многие рассматривают мобилизацию как билет в один конец и не слишком мотивированы этим предложением. И потому закон [о мобилизации] состоит не только в том, чтобы привлечь больше мужчин, в том числе молодых, на службу. Речь идет о создании справедливой политики по мобилизации людей. Это также относится к установлению ограничений службы. Обсуждается 36-месячный лимит срока службы и предоставление людям разъяснений, как можно покинуть войско, и чего им ожидать в армии», – объясняет аналитик.

И даже после принятия проекта закона о мобилизации пойдут еще месяцы на то, чтобы наладить систему, прогнозирует Кофман. Речь идет об обучении новобранцев и организации боевого распорядка с учетом весомого увеличения количества солдат.

"Проблема с живой силой — это вопрос, на решение которого понадобятся месяцы. И если он не будет решен, то, да, я очень волнуюсь за ситуацию в Украине во второй половине этого года", — сказал Майкл Кофман.

Россия "проедает" советское наследие

В то же время у россиян никаких проблем с человеческими ресурсами нет, констатирует военный эксперт. К тому же он высказывает предположение, что в российской армии все больше подразделений перенимают подход наемников ПВК "Вагнер" к введению боевых действий — когда для достижения цели никто не считается с потерями, а тех, кто отказывается идти в "мясные штурмы", ждет наказание. Такая тактика распространяется среди рот "Шторм-Z" и "Шторм-V", состоящих из осужденных граждан РФ.

"Некоторые из практик "Вагнера" "живы и здоровы"… Они фактически распространились на российские вооруженные силы в больших масштабах".

В то же время у противника лучше складывается ситуация с артиллерийскими боеприпасами. Кофман называет соотношение между огнем российских и украинских сил 5 или 6:1 в сторону армии РФ. Все большей проблемой становится использование оккупантами управляемых авиационных бомб на линии фронта, например, в районе Авдеевки, Крынок и так далее.

"Они могут быть неточные, но когда по части линии фронта "прилетает" более 40, или в пиковые периоды, сообщают о более 86 бомбах в день, то это точно производит эффект", — говорит Кофман.

Среди ограничений, с которыми сталкивается российская армия, аналитик называет дефицит техники и невозможность проводить масштабные операции на уровне, например, батальонов. Однако последнее касается и ВСУ.

"У россиян есть определенный уровень, при котором они могут ремонтировать технику разного типа и вводить ее в эксплуатацию. И они все еще используют оборудование преимущественно из советских запасов или советского наследия. Возможно, где-то 20% — нового производства, но подавляющее большинство — это техника со складов. А это значит, что они потихоньку "проедают" советское наследие".

Три линии обороны

После поездок вдоль линии фронта — по населенным пунктам на Запорожском, Бахмутском, Лиманском и Херсонском направлениях — Кофман констатирует, что у украинских военных есть видение, как создать три линии обороны. 12 марта эту тему в интервью СМИ поднял президент Владимир Зеленский. Он отметил, что линии оборонных сооружений и фортификаций строят на юге, востоке и севере государства.

"У меня впечатление, что они (украинцы. — Ред. ) очень активно строят первую линию обороны. У них есть план сети фортификационных сооружений и оборонных пунктов для подразделений БПЛА и радиоэлектронной борьбы, по сути, их сети. Это линия, которая будет выглядеть иначе, чем линии обороны, которые российские военные построили в прошлом году и прозвали "линиями Суровикина".

Также есть план второй и третьей линии обороны. Однако будет справедливо сказать, что они поздно сделали это. Как и в случае с мобилизацией, но, по крайней мере, это хороший знак, потому что, возвращаясь из Украины, я чувствую, что есть план и видение", — сказал аналитик. Но подчеркнул, что для поддержки оборонных линий Украине нужны снова-таки солдаты, что упирается в необходимость принятия мобилизационного законопроекта.

Что после Авдеевки

Военный аналитик прогнозирует, что хотя россияне и не в состоянии совершить существенных прорывов, их целью в Донецкой области являются такие крупные города, как Покровск, Краматорск, Славянск.

Карта DeepState Map

"Проблема заключается в медленном продвижении российских войск к таким транзитным узловым городам, как Покровск. Понятно, что цель России все еще состоит в том, чтобы захватить остальную часть Донбасса, и Покровск является их целью. Чем ближе они к этому подходят, тем лучше они получают позиции, чтобы попытаться прервать наземные линии коммуникаций, идущие с востока на запад и в направлении Донецка.

И они пытаются продвинуться к Часовому Яру, к западу от Бахмута, потому что там возвышенности. И если они их возьмут, то смогут поставить под угрозу другие города, лежащие южнее Часового Яра, потому что они явно хотят взять Краматорск и Славянск.

Знаете, по моему глубокому убеждению, российские планы не изменились, и это вопрос не столько того, что может сделать Россия, сколько вопрос того, в каком состоянии будут украинские силы во второй половине этого года", — отметил Майкл Кофман.

Карта DeepState Map

Напомним, ранее "Телеграф" выяснял, смогут ли в России объявить всеобщую мобилизацию и что Украина сможет противопоставить количественному превосходству врага.

Майкл Кофман