"Это был шок": военкомат в Киеве подал в розыск дважды комиссованного ветерана АТО

Читати українською
Автор
7147
Десантник и военный пенсионер Сергей Бакалюк из-за халатности военкомата стал уклонистом. Фотоколлаж "Телеграфа".
Десантник и военный пенсионер Сергей Бакалюк из-за халатности военкомата стал уклонистом. Фотоколлаж "Телеграфа".

Объявленный "уклонистом" мужчина стремится к справедливости и намерен отстаивать свое честное имя в суде

В очередной скандал попал Святошинский районный в Киеве территориальный центр комплектования и социальной поддержки. Ранее он довел до сердечного приступа бабушку легендарного азовца "Гендальфа". А в этот раз — подал в розыск как уклониста Сергея Бакалюка, который прошел АТО и участвовал в боевых действиях во время полномасштабного вторжения, но был вынужден покинуть службу по состоянию здоровья. Узнал об этом мужчина случайно – во время проверки при трудоустройстве.

Сбой в системе или чья-то сознательная халатность не только стоила ветерану работы, но и стала для него настоящим ударом. Добиваться справедливости киевлянин планирует в суде. Тем временем "Телеграф" разбирался в скандальном деле.

Успел "попартизанить" и в ВСУ повоевать

49-летний Сергей Бакалюк стал на защиту Украины еще в 2015 году, когда добровольно пошел в армию и в составе 81-й бригады отдельной аэромобильной бригады ВСУ воевал на Донбассе. После получения минно-взрывной травмы в 2016-м прошел военно-врачебную комиссию, был признан ограниченно годным к службе и снят с воинского учета.

— Уже тогда у меня возникли недоразумения со Святошинским военкоматом, потому что когда я туда обратился после прохождения комиссии, у меня поинтересовались, нет ли на руках копии приказа о направлении меня в часть, — вспомнил Сергей. – Я был в шоке. То есть год я пробыл неизвестно где? Документ тогда сделали "задним числом", вопрос закрыли. Когда началась полномасштабная война, мы немного попартизанили в начале, а потом уехали, когда уже россияне вплотную подошли к Капитановке, Дмитровке, Забучью (населенные пункты в двух десятках километров западнее Киева. — Ред. ). Остановились в пгт Емильчино Житомирской области. Как сознательный гражданин я получил статус ВПЛ и стал на учет в 1-м отделе Звягильского РТЦК и СП (которому подчинено пгт Емильчино). Уже 15 марта был снова в армии, хотя мне и говорили, что таких как я не берут, но я настоял. Немного даже обманул военно-врачебную комиссию, только чтобы попасть на фронт.

Сергей добавляет, что сразу с побратимами оказался там, где было "горячо", и готов был уничтожать врага, сколько потребуется. Но организм неожиданно дал сбой. Как ни старался военный справиться самостоятельно, в какой-то момент был вынужден просить о помощи.

— У меня очень подскочило давление, лекарства, которые я имел при себе, действовать перестали. То, что могли сделать в медчасти, тоже состояние не улучшило, поэтому меня отправили в госпиталь в Житомир. Там я задержался где-то на месяц, потому что как раз пришло известие, что был поврежден дом, и все это вместе активизировало мои болезни. Было понимание, что меня могут не пустить на передовую, а предложат работу в тылу, я про себя перебирал варианты, на которые мог бы согласиться.

Защищать страну Сергей Бакалюк (на фото слева) начал еще в 2015 году, тогда служил в ДШУ.

Но врачи мне заявили, что мне дорога на ВЛК. Я им говорю: "Да вы меня подлечили, лекарства дополнительные назначили, рекомендации дали, я могу еще послужить". Но как ни просился, после того как подняли все мои документы, сказали: "До свидания". И я опять-таки вернулся в 1-й отдел Звягильского РТЦК и СП, где меня уже второй раз сняли с учета. Я еще переспросил у сотрудников, не нужно ли мне явиться в военкомат дома, куда как раз собирался возвращаться. Но меня заверили, что документы они сами передадут в архив, — вспоминает десантник.

На Киевщине Сергей занялся восстановлением собственного дома, в котором в результате обстрелов была повреждена крыша, выбиты окна и двери. Все делал собственными силами и на личные средства, не получив никакой финансовой помощи от государства.

Сергей развивается в энергетической сфере и получил хорошее предложение по работе.

— Летом 2022 года мне внезапно позвонили по телефону из Святошинского РТЦК и СП, спросили, не хочу ли я присоединиться к защите страны, потому что они формировали списки, — продолжает Сергей. — Я им: "Я уже и партизанил, и в ВСУ побывал, но здоровье подвело, так что меня "списали". Сотрудница военкомата мне: "Мы знали, что нет оснований вас мобилизовать, но у нас здесь батальон терробороны будет формироваться, может, вы хотите в тылу поработать". Но я ответил, что это не мое.

Через месяц мне звонят из военкомата в Емильчино: "Мы видим, что вы — ВПЛ, но вы у нас не регистрировались". Я был поражен, отвечаю: "Ребята, вы там себя нормально чувствуете? Я же к вам сам приходил, ушел на фронт, вернулся и был снят с учета. У вас там совсем никакой коммуникации между кабинетами? Нет списков? И завершилось все это тем, что из этого ТЦК еще раз меня набрали и попросили сфотографировать печать, которую они поставили мне в документах, и прислать на Viber. Сделал я и это, и думал, что уже поставлена точка.

"Было желание разобраться в военкомате"

По словам Сергея, в 2023 году он еще искал пути вернуться в армию, но получив отказ, сосредоточился на общественной деятельности. В частности, помощи армии, потому что у него на фронте и старший сын, и брат, и знакомые…

— В начале этого года я получил предложение по работе от очень серьезной компании, трудоустройство в которой предусматривало проверку, — говорит Сергей. — Предоставил все документы, потому что был уверен в себе. И вдруг мне сообщают, что я нахожусь в розыске как уклонист. Кроме того, рядом с моими данными указано красным шрифтом, что есть "информация из внешних источников о причастности личности к деятельности против государства". А внесены эти данные работником ТЦК Сергеем Старчей. Для меня это был шок! Меня все знают как патриотически настроенного человека, я никогда не отказывался идти в армию, мало того, дважды добровольно становился в ряды ВСУ и оставался бы там, если бы не объективные факторы.

Сергей вместе с братом Михаилом ушли на фронт в начале полномасштабного вторжения.

Моей первой реакцией было желание заехать в Святошинский военкомат и разобраться там так, чтобы стать популярным на весь мир. Но потом собрался с мыслями и решил всё делать в рамках закона. Это при том, что я уже понес определенные потери. Во-первых, я был лишен возможности устроиться на хорошую работу, во-вторых, речь идет о моей репутации. Повторюсь, я никогда ни от кого не прятался. В моем личном деле, которое должно быть в ТЦК, указаны все данные — адрес, телефон, а также то, что я исключен из воинского учета, причем дважды.

Можно было бы предположить, что дело потеряно, но мне же звонили по телефону работники военкомата, соответственно, они имели все контакты. Не могу понять, на основании чего вообще я мог попасть в базу, ведь повторюсь, что не состою на учете, к тому же являюсь военным пенсионером и лицом с инвалидностью. Что это за "внешние источники", почему все это инициировал военкомат, а не те службы, которые имеют полномочия по каким-то расследованиям и тому подобное, — говорит Сергей.

Киевлянин добавляет, что помогающий ему разобраться в ситуации юрист уже пообщался с представителями Святошинского РТЦК и СП. И первоочередные выводы таковы:имела место служебная халатность и не только со стороны работников столичного военкомата, но и их коллег с Житомирщины.

На беспорядок в работе военкоматов обращает внимание и брат военного — Михаил Бакалюк — боец 47-й отдельной механизированной бригады ВСУ, потерявший на войне ногу и находящийся сейчас в госпитале.

— Выходит, что личного дела работники ТЦК не читают или просто игнорируют все свои предыдущие решения, архивы не поднимают, — отмечает в посте на Facebook Михаил. — Кому-то в голову стукнуло, и он создает искусственно вымышленные условия и подает брата в розыск. При этом Сергей продолжает вести свою предпринимательскую деятельность, планирует заключать контракты на развитие бизнеса и энергетических проектов, заводить иностранных партнеров в Украину и инвестиции, проходит по налоговым базам, пользуется платежными картами. То есть он есть, не исчез из виду государственных органов, не вступил в "батальон Монако", он на месте и не скрывается.

Больше всего Сергея поразила приписка о том, что он может быть "причастен к деятельности против государства".

Но ТЦК — это отдельный орган, существующий по своим никому неизвестным установленным порядкам. Личные дела не ведет, связи с другими терцентрами нет, коммуникация отсутствует. Учет военнообязанных, непригодных, ограниченно пригодных и лиц, подлежащих военному учету, ведет, как заблагорассудится. Явную халатность показывает своими действиями.

Как он устанавливает статус личности и подает его в розыск, неизвестно. Исходя из их логики работы, все мужчины, зарегистрированные в Святошинском районе Киева, объявлены в розыск. То есть фактически создаются условия для ограничения прав человека. Искусственно созданная и распространенная недостоверная информация, не соответствующая действительности и изложенная ложно. И это оказывает существенное влияние на авторитет и репутацию, — отмечает Михаил Бакалюк.

А по словам Сергея, огласка его личной истории, к которой он прибег через соцсети с помощью брата — это одно из доказательств того, что ему ничего скрывать, он не нарушал закон и, тем более, никоим образом не вредил государству. Но он стремится к справедливости и планирует отстаивать свое честное имя в суде, и надеется, что этот прецедент обезопасит других украинцев от неправомерных действий военкоматов.

При подготовке материала "Телеграф" обратился с просьбой прокоментировать ситуацию Сергея и в Святошинский РТЦК и СП, и в 1-й отдел Звягильского РТЦК и СП, но ответ пока не получил. Наша издание буде следить за тем, как будут развиваться события, и предримут ли ответственные лица какие-то шаги для урегулирования конфликта.

Как сообщалось ранее, президент Украины Владимир Зеленский резко высказался против действий ТЦК и СП, которые прибегают к задержанию мужчин на улице. По словам главы государства, мобилизацию следует проводить с использованием цифровых возможностей.

Материал опубликован на украинском языке — читать на языке оригинала