"Человек брал оружие и шел валить врагов": Дикий рассказал, как воевал в "Айдаре" рядом с осужденными

Читати українською
Автор
3782
Боец ЗСУ
Боец ЗСУ. Фото facebook/GeneralStaff.ua

Ветеран российско-украинской войны оценил закон о мобилизации осужденных

Верховная Рада поддержала во втором чтении законопроект, который позволяет мобилизовать часть осужденных по не тяжким статьям. Это решение для "Телеграфа" проанализировал эксперт Международного института демократий, экс-командир 2-й роты 24-го батальона "Айдар" Евгений Дикий.

По словам Евгения Дикого, он очень рад, что Рада приняла норму о возможности мобилизовывать осужденных.

"Я изначально выступал за это. Как по мне, законопроект принят в достаточно скромном варианте. Там указано много статей, осужденных по которым не будут мобилизовать. Глупым считаю ограничение, что должно остаться не более трех лет до конца заключения. Я б и количество статей, по которым нельзя призывать, сузил бы вдвое, и эту норму о трех годах убрал", – признался эксперт.

Но главное, отмечает он, что закон уже есть, кто-то по нему точно выйдет, будет защищать свою страну. А там можно и правки внести, улучшая закон.

"Понятно, что этот закон не покроет кадровые нужды ВСУ и не заменит необходимость большой мобилизации гражданских. Ну сколько мы наберем из-за решетки? Глава парламентской фракции партии "Слуга народа" Давид Арахамия оценил общий мобрезерв среди осужденных в 15—20 тысяч. Я согласен с такой оценкой. У нас всего сидит порядка 50 тысяч человек. И это включая женщин, пожилых, больных. Потенциально боеспособных мужчин там действительно 15—20 тысяч. Но ведь не все захотят! А там мобилизация добровольная. Допустим, наберем в итоге 5—10 тысяч. Это тоже не лишне – одна-две бригады. Не помешают. Но этого, конечно, мало", – подчеркивает Евгений Дикий.

По словам эксперта, ключевое – предоставить шанс на исправление. Война, поясняет он, при всём ее ужасе, является еще и определенным окном возможностей. В том числе для заключенных – через реабилитацию и ресоциализацию путем участия в защите своей страны.

"Не согласен с теми, кто считает, что из осужденных получатся плохие солдаты, что будут проблемы с дисциплиной. Не нужно всех под одну гребенку. Те, что сидят, настолько же разные, как и те, кто на воле. Я слышал, как некоторые офицеры побаиваются: мол, зачем нам эти зэки, мы не хотим таких солдат. Могу по этому поводу повторить старую плоскую шутку: "Вы что, котов не любите? Да вы просто их готовить не умеете!" Просто у таких офицеров не было опыта общения с осужденными в боевых условиях. А у меня – был, – признался Евгений Дикий. – Когда я воевал в "Айдаре", у нас в первой, даже в "нулевой" волне добробатов человек приезжал, брал оружие – и шел валить орков. И ему не задавали лишних вопросов. А уже потом, когда нас начали легализовывать (нас ведь не сразу оформили как военнослужащих), стало известно, что некоторых оформить не могут, потому что у кого-то – три "ходки", у кого-то – не погашена судимость".

И ни один из таких людей не покинул ряды защитников Украины, не поехал в тыл, уверяет эксперт. Они продолжали воевать неоформленными. Зная, что не будет никаких льгот, статуса "участник боевых действий". Что в случае их гибели семья не получит компенсацию. Но они остались. И воевали, акцентирует Евгений Дикий.

Он резюмирует:

"То, что некоторые когда-то оступились, а кто-то сознательно избрал путь по ту сторону закона (с такими я тоже сталкивался), не означает, что они не любят свою страну, свою нацию. Что не ненавидят чужаков, которые сюда приперлись. Человек неоднозначен. Именно поэтому считаю правильным дать шанс людям, которые нарушили закон, вернуться в общество через защиту своей страны".