Вместо тюрьмы – автомат: возможен ли в Украине российский сценарий мобилизации

Читати українською
Автор
1606
Телеграф

Мобилизация заключенных дело рискованное, но это может сработать

Верховная Рада в первом чтении поддержала законопроект №10449, которым значительно усиливается мобилизация. Одна из дискуссионных норм проекта закона – мобилизация осужденных. Сейчас эту категорию граждан нельзя призвать в ряды ВСУ, однако, по словам правозащитников, многие осужденные искренне стремятся защищать страну, однако закон не позволяет им этого делать.

Действительно ли целесообразно мобилизовать осужденных? Что это изменит на фронте? Не станет ли такой призыв проблемой, ведь оружие получат люди, совершившие преступления? В этих вопросах разбирался "Телеграф".

Что говорит закон

Прежде всего, осужденных граждан следует разделить на две категории: те, кто сейчас находится за решеткой и отбывает наказание, и тех, кто уже вышел из тюрьмы.

Изменения в законодательстве, предложенные Кабмином, не предполагают, что сразу, как в России, осужденные выйдут из исправительных колоний и отправятся на фронт. Правительство предлагает работать с теми, кто уже свое отсидел.

Дело в том, что действующий закон "О воинской обязанности и военной службе" предусматривает, что снятию военного учета подлежат граждане, ранее осужденные к лишению свободы за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления. А если снят с учета, то соответственно и мобилизоваться нельзя.

Кабмин же предлагает разрешить брать ранее судимых на военный учет. Кроме того, правительство хочет предусмотреть право добровольной мобилизации для осужденных, освобожденных от отбывания наказания с испытанием, кроме осужденных за совершение преступлений против основ нацбезопасности Украины или военные преступления.

Мобилизация осужденных

Вовлечение в мобилизацию бывших осужденных, которые сейчас остаются без внимания ТЦК, по мнению экспертов издания, уже давно назрело.

"Это действительно была ошибка, что это не делали , — объясняет "Телеграфу" экс-глава Пенитенциарной службы Украины Сергей Старенький. — Возможно, в мирное время бывших осужденных действительно не нужно было приобщать к военной службе, но сейчас они должны выполнять свою обязанность по защите Украины".

"Когда началась война, очень многие пошли защищать Родину. И среди них очень много людей, которые имели судимость и были под следствием. Даже среди моего окружения есть такие люди и некоторые уже погибли. Поэтому наличие судимости — это только клеймо. Более того, судимость в нашей стране это еще не стопроцентная истина", — добавляет в комментарии "Телеграфу" бывший старший следователь Главного следственного управления МВД Руслан Сушко.

Не имеют ничего против собратьев из числа бывших заключённых и сами военные.

"Сейчас воюет достаточно людей, у которых были какие-то тюремные сроки. И нормально люди ведут себя, и нормально воюют. Иногда у них наоборот даже нет страха, в отличие от маминых сынишек", — объясняет "Телеграфу" военный психолог Алексей Скиртач.

В Минюсте также поддерживают подобную идею. "Если наказание отбыто и человек на свободе, мы все должны относиться к нему, как к обычному человеку", — заявляла заместитель министра юстиции Елена Высоцкая.

Поэтому вероятнее всего, нардепы таки позволят бывшим заключенным становиться на учет и мобилизоваться.

Мобилизация заключенных

Совсем другое дело люди, отбывающие наказание сейчас. Здесь мнения экспертов не так единодушны.

"Большинство из осужденных, находящихся в местах лишения свободы, хотели бы защищать Украину и, в первую очередь, свои семьи и близких. Если государство даст такую возможность, они будут делать это не хуже других военных", — уверяет "Телеграф" правозащитник. Эдуард Багиров, который за 30 лет своей деятельности посетил все исправительные учреждения страны.

"Кроме того, что преступления бывают разные, то еще есть такое понятие, как "умысел". Например, человек совершил ДТП. Разве это преграда, чтобы человек выполнял свой гражданский долг", — добавляет Сушко.

Категорически не согласен с такой позицией Сергей Старенький, уверяющий, что в украинских колониях не так уж много людей, сидящих за нетяжкие преступления.

"Мобилизировать людей из исправительных колоний – некстати. Это не только может не улучшить состояние в ВСУ, а наоборот – ухудшить, ведь будет слишком высок уровень уголовных правонарушений со стороны этих людей. Кроме того, распространение "блатных" традиций в ВСУ совершенно неуместно. Я не говорю, что все они плохие, среди них есть люди, которые изъявляют желание и могли бы принести пользу ВСУ, но, во-первых, таких осужденных не так много, а во-вторых, те, кто говорят, что хотят пойти служить большинство из них делает это чтобы избежать отбывания наказания», — подчеркивает Старенький.

Впрочем, прибегнуть к "простым решениям" и просто отмахнуться от идеи призыва заключенных, когда с мобилизацией проблемы не выглядит оптимальным решением. Что тогда делать?

По словам экспертов, здесь должен работать законодатель, чтобы разработать детальную процедуру мобилизации заключенных. Тем более, что подобный механизм уже работает для находящихся под следствием украинцев. Так, еще в декабре 2022 года в УПК были внесены правки, позволившие подследственным по заявлению к прокурору и решению суда уйти в армию.

"Также следует напомнить, что в начале войны осужденные 91-й колонии во Мене [на Черниговщине] пошли воевать. Там отбывали наказание работники правоохранительных органов, а Мена близко от границы и заключенные были уверены, что их сразу расстреляют россияне, если оккупируют город. И этих осужденных выпустили и они воевали, Зеленский их помиловал", — комментирует "Телеграфу" сопредседатель Харьковской правозащитной группы Евгений Захаров.

Что нужно предусмотреть?

Во-первых, мобилизовать всех заключенных, которые просто проявили соответствующее добровольное желание, конечно, не стоит.

"Нельзя брать тех, кто совершил насильственные, тяжкие или особо тяжкие преступления", — уверяет Захаров.

"Никаким образом нельзя мобилизовать тех, кто был ранее судим неоднократно", — добавляет Старенький.

"Действительно, многое зависит от статьи, по которой человек отбывает наказание, чтобы не набрать в армию ненужных людей. Если гражданин не убивал, не рецидивист, то почему бы не дать ему возможность искупить свою вину?", – резюмирует Скиртач.

Во-вторых, переход из колонии в армию "можно делать только в том случае, если человек написал заявление, что хочет воевать и есть воинская часть, согласная этого человека взять и взять на себя ответственность за него. В таких условиях это можно разрешить", – говорит Захаров.

Но вот вопрос: захотят ли командиры возиться с заключенными и брать на себя такую ответственность? Оно им нужно?

"Нужно. Но командир подразделения должен оценивать каждую такую кандидатуру индивидуально, — объясняет "Телеграфу" военный Мирослав Коптило. — Если командиру придется выбирать между адекватным, боеспособным человеком, но сидящим или сидевшим и, например, "аватаром" (сленговое обозначение в армии тех, кто злоупотребляет алкоголем. — Ред. ) , то командир, думаю, лучше уделит больше внимания осужденному, чем мобилизованным, от которых нет никакой пользы, а профессиональные военкомы запихнули их в армию".

В-третьих, нужно предусмотреть и поощрение.

"Амнистия, поощрение, освобождение от отбывания наказания должны быть в обязательном порядке применены. Мы же держим людей в исправительных колониях. Там же человек должен исправляться. Так может гражданин исправится и в других условиях – на войне. Почему нет?", – подчеркивает Сушко.

"Если бы один день на боевых позициях считался, например, за пять дней отбывания наказания, это были бы неплохие условия", — говорит Багиров.

А если заключенные убегут?

Или используют возможность пойти в ВСУ как "билет" на свободу и вернутся к совершению преступлений. Такая вероятность, конечно, существует.

"Хотя не думаю, что так будет. Насколько мне известно, ушедшие воевать из колонии в Мене воевали все и никто никуда не убежал", — объясняет Захаров.

Однако и здесь можно предусмотреть предохранители.

"Если такой человек снова совершит преступление, не оправдав доверие, то можно предположить, что, например, он больше не будет иметь возможности выйти на свободу досрочно, или будет лишен свободы на большой срок. Такие правовые механизмы можно разработать. Однако есть статистика: последний раз государство принимало закон об амнистии семь лет назад и из амнистированных только 3% вернулись в тюрьму. Это же не 30%. Так почему же те, кто выйдет на свободу и будет защищать Украину, должны поступать иначе?", – подчеркивает Багиров.

Что это даст?

По подсчетам экспертов, мобилизация заключенных ни в коем случае не станет спасательным кругом для системы в целом. Элементарно по той причине, что это не столь многочисленная категория граждан.

"В настоящее время во всех учреждениях за решеткой находится примерно 55 тысяч человек. Из них чуть более 20 тысяч — это заключенные в СИЗО. Остается примерно 35 тысяч в колониях. Из них две трети ранее судимы. Около 2 тысяч – приговорены к пожизненному заключению. Остается около 10 тысяч осужденных впервые. Но сколько из них наркозависимые или больные — здесь еще вопрос", — резюмирует Старенький.

Впрочем, если из колоний в украинское войско попадет хотя бы несколько тысяч мотивированных бойцов, лишними на передовой они точно не будут.