Хроники вторжения. Житель Мелитополя рассказал, как с первого дня войны ушел в терборону защищать родной город

Читати українською
Автор
516
Мелитопольцы выходили на акции протеста в первые недели оккупации и ждут освобождения родного города. Фотоколлаж "Телеграфа".
Мелитопольцы выходили на акции протеста в первые недели оккупации и ждут освобождения родного города. Фотоколлаж "Телеграфа".

Какого-то страха не было, была идея повоевать за город, говорит доброволец

42-летний Алексей Надиев — сержант 110-й отдельной бригады территориальной обороны ВСУ — был среди группы отчаянных горожан, вступивших в бой с противником 24 февраля 2022 года, который двигался на Мелитополь из Крыма. Чудом вместе с побратимами мужчина уцелел и продолжает нести службу на Запорожском направлении.

До полномасштабного вторжения РФ Алексей Надиев не имел никакого отношения к военному делу, даже срочную службу не проходил. Только в 2014-м, когда Россия оккупировала Крым, а затем развязала войну на Донбассе, был среди лидеров мелитопольской самообороны, противостоящей сепаратистам, пытавшимся расшатать ситуацию в городе. А впоследствии вместе с единомышленниками на волонтерских началах наладил производство бронежилетов и снабжал ними подразделения, где служили земляки. Однако в первый день полномасштабного вторжения мелитополец даже не рассматривал вариант выезда из города, потому что решил, что должен стать на его защиту.

Десять лет назад в Мелитополе Алексей с единомышленниками организовали самооборону Майдана.

— Проснулся два года назад 24 февраля от гула самолетов, которые поднимались с нашего военного аэродрома (в Мелитополе дислоцировалась 25 бригада транспортной авиации. — Ред. ). Вскоре раздались взрывы. Понял, что началась война, — описывает события того утра Алексей. — Собрал документы, вещи, продукты быстрого приготовления (кстати, за этим тревожным чемоданчиком я домой так и не вернулся) и как только более-менее рассвело, отправился в военкомат. Но там уже никого не было. Оттуда поднялся на улицу Ивана Алексеева, где на тот момент располагался штаб территориальной обороны. Там уже шла мобилизация.

Оружия у нас не было, какое-то, насколько знаю, ребята достали в воинской части на аэродроме, и потом еще в Нацгвардии — они единственные оставались в городе — несколько "Мух" (ручная реактивная противотанковая граната РПГ-18 "Муха" — Ред.) взяли. С этим арсеналом в обед мы приняли бой в районе села Новое с передовыми разведывательными группами противника. Подбили одну российскую БМД, вторая начала разворачиваться и упала в канаву, по нам открыли ответный огонь. К счастью, никого серьезно не ранило, мы отступили в город, понимая, что мало что можем сделать, потому что нас было всего десять.

На тот момент какого-то страха не было, была идея повоевать за город, но ей не суждено было сбыться. Мы были уверены, что должны подойти какие-то серьезные силы, а терроборона будет заниматься контрдиверсионной работой. Рассчитывали, что выстоит Чонгар, но и этого не произошло, потому что противник был подготовлен, имел преимущество в силах и в результате саботажа или диверсии не были взорваны мосты, как планировалось. Но тогда мы этого еще не знали, — вспоминает мужчина.

Вечером того же дня Алексей вместе с другими горожанами, из которых было сформировано две роты ТРО, отправился из Мелитополя в Васильевку, где уже были вооружены как следует. Впоследствии их подразделение участвовало в боях под Молочанском и держало оборону в Гуляйпольском районе на Запорожье.

— По моему убеждению, людей должно было быть гораздо больше, ведь мужчины утром приходили, записывались, но им говорили прибыть с вещами где-то в 20-21 час. При этом уже в 18:00 мы получили команду отправляться. Таким образом, часть людей просто пришла и "поцеловала" замок, говорит Алексей. — Если бы мобилизационная система сработала нормально, можно было бы сформировать не один, а два батальона добровольцев за первый же день. А если бы город продержался еще пару суток, то поднялось бы много мелитопольцев, я уверен.

Держать оборону в Мелитополе было нельзя, потому что оно окружено естественными препятствиями. С юго-востока – это болотистая местность в долине реки Молочной, с юго-запада – река Тащенак и каналы. Первым залогом успеха должен стать подрыв мостов — это вопрос пол тонны тротила, и, конечно, будь заранее подготовлены укрепления вокруг города и подвезено необходимое количество вооружения. Другое дело, что это привело бы к значительным разрушениям города, а тогда этого никто не хотел, — высказывает свою точку зрения мелитополец.

Сейчас, по словам Алексея, и город у него ничего не остался — квартиру забрали оккупационные власти, перед тем трижды обыскав, а большинство друзей и единомышленников уехали. Однако он не сомневается, что со временем Мелитополь вернется под контроль Украины.

Алексей (на фото слева) вместе с представителями других подразделений защищают Запорожский край.

- Любая оборона может быть прорвана при надлежащем планировании и наличии техники, — отмечает Алексей. — Сейчас россияне находятся в уязвимой оперативно-стратегической позиции. То есть, как мы могли обороняться, закрываясь в естественных препятствиях, так же можно использовать их для ограничения логистики врага, постепенно давя с юга. Уничтожить Крымский мост, мосты через реки Кальмиус, Берда и другие, а затем их давить, давить, давить. Единственное, что это можно делать при доминировании в воздухе, без авиации такие операции не будут иметь смысла.

Как сообщал Телеграф, в Военно-морских силах Украины прогнозируют, что уже в этом году Крымский мост может быть окончательно уничтожен. Кроме того, уже этим летом Украина сможет наконец-то получить истребители F-16.

Материал опубликован на украинском языке — читать на языке оригинала