Казнь напоказ. Зачем россияне расстреливают пленных украинцев на камеру

Читати українською
Автор
2863
Военные преступления окупантов в Украине продолжаются с 2014 года Новость обновлена 28 февраля 2024, 21:48
Военные преступления окупантов в Украине продолжаются с 2014 года. Фото armyinform.com.ua

Зверства по отношению к военным и гражданским украинцам давно стали визитной карточкой армии РФ

Только с 18 по 24 февраля в зоне боевых действий было зафиксировано два факта казни оккупационными войсками России украинских военных. На кадрах, снятых нашими БПЛА, отчетливо видно, как оккупанты расстреливают две группы из 6 и 9 пленных бойцов ВСУ, среди которых были раненные. Более того, по сообщению бойца 24 ОШБр "Айдар" Станислава Бунятова, российские командиры обещают солдатам вознаграждения за отрезанные головы украинских воинов при наличии видеоподтверждения того, что на момент обезглавления жертва была жива.

В то же время Кабинет министров Украины выделяет 34 млн грн для создания "человеческих условий содержания" россиян в новом лагере для военнопленных "Запад 2". Причиной открытия еще одного учреждения является увеличение количества пленных и блокирование Россией обменов. Симбиоз этих новостей вызвал волну негодования украинцев. Граждане активно обсуждают в соцсетях целесообразность многомиллионных расходов на комфорт тех, кто расстреливает наших защитников на фронте и подвергает зверским пыткам в плену.

"Телеграф" выяснял, с чем связаны показательные казни наших военных, существуют ли шансы на трибунал для их исполнителей и почему Украина не может пренебрегать стандартами содержания пленных.

Зверства, продолжающиеся 10 лет

Впервые украинцы не только узнали о жестоких расправах россиян над воинами ВСУ, но и увидели это своими глазами в апреле 2023 года. Тогда видео обезглавления живого украинского военного шокировало всю страну.

Судя по сообщению Станислава Бунятова, подобные зверства являются нормой для окупантов и даже материально поощряются их командирами.

Впрочем, если гражданских эта информация может приводить в ужас, то военные давно не удивляются подобным методам расправ со стороны РФ. По словам ветерана войны, экс-командира роты 24-го отдельного штурмового батальона ВСУ "Айдар" Евгения Дикого, оккупанты практиковали их с самого начала гибридной агрессии на востоке Украины.

– Давайте будем откровенны, расстрел врагов на войне случается с обеих сторон. В то же время существует принципиальное отличие между нашими военными и их. Если у кого-то из бойцов ВСУ случается подобный психологический срыв – он осознает, что совершил преступление, и пытается скрыть его даже от своих боевых товарищей, не говоря уже о командовании. Россияне же не просто сопровождают эти убийства пытками, но и делают это демонстративно.

Сам факт убийства наших военных меня давно не удивляет, а зачем они делают это публично – все еще остается загадкой. Единственное, что приходит в голову, это запугивание своих же бойцов. Мол, если они массово казнят пленных, то и мы будем делать с ними то же самое, а значит попадать в руки ВСУ нельзя ни при каких условиях, — говорит Евгений Дикий "Телеграфу".

По словам ветерана, эта версия выглядит правдоподобной, ведь россияне довольно часто сдаются. Даже при выходе украинских войск из Авдеевки бойцам ВСУ удалось "прихватить" с собой несколько десятков пленных оккупантов. Это говорит о том, что моральный дух в русской армии оставляет желать лучшего, и в командовании ВС РФ решили поднимать его варварскими методами.

Евгений Дикий отмечает: в этой войне украинцы допустили много ошибок из-за того, что до последнего не верили в тотальное расчеловечивание россиян и надеялись на то, что у них есть хоть какие-то моральные устои.

Не удивляется зверствам оккупантов и офицер ВСУ, руководитель благотворительного фонда "Мир и Ко" Мирослав Гай. Военный также признает, что со стороны Украины воюют отнюдь не святые и всепрощающие мальчики, а настоящие воины, уничтожающие врага повсюду, где это возможно.

– Какими бы преступниками и нелюдями ни были русские, следует понимать, что они также теряют на этой войне своих товарищей и друзей и по-своему это переживают. Когда в дело вмешивается личное, часто доходит до кровной мести. Вероятно, именно этим продиктована жестокость, с которой они выполняют эти казни. Если добавить к этому безнаказанность и желание запугать нас, объяснение такому поведению окупантов становится очевидным.

Кроме того, не следует забывать, что зверства в принципе являются "национальной традицией" русской армии. Вспомните, как солдаты Советского Союза вели себя в оккупированной Польше или Германии, сколько там было совершено изнасилований, убийств и надругательств. То же самое происходило в Чечне и Грузии. В Абхазии формирования ВС РФ играли в футбол головами пленных. Вагнеровцы в Африке убивали пленных кувалдами. Для разобщенного общества, где насилие является частью государственной политики, все это становится нормой, – говорит военный в комментарии "Телеграфу".

История ни одной войны не обошлась без подобных инцидентов, отмечает Мирослав Гай. Впрочем, в армиях цивилизованных стран каждый такой случай становится поводом для внутреннего расследования и привлечения виновных к ответственности.

Так во время войны во Вьетнаме и Ираке американские офицеры неоднократно становились фигурантами таких дел и несли наказание по законам собственного государства. В ВС РФ преступления против населения на оккупированных территориях и пытки наших военных активно поощряются.

Гуманность к врагу как признак цивилизованности

Несмотря на то, что в украинских архивах хроники войны с РФ насчитываются сотни фото- и видеодоказательств совершения оккупантами преступлений в зоне боевых действий, привлечь виновных к ответственности объективно практически невозможно, говорит исполнительный директор Украинского Хельсинкского союза по правам человека Александр Павличенко.

Расстрелы пленных квалифицируются по 438-й статье УКУ – нарушение законов и обычаев войны, наказуемое лишением свободы на срок от 8 до 12 лет, или же 8-й статьей Римского устава в Международном уголовном суде – военные преступления, не имеющие срока давности. Соответственно, расследованием дел могут заниматься только два института: национальная правоохранительная система и МКС.

Проблема заключается в том, что украинские правоохранительные органы ограничены в полномочиях и возможностях за пределами нашей страны, а Международный уголовный суд для проведения расследования должен иметь доступ к месту совершения преступления или получить безоговорочные доказательства его совершения.

Именно это произошло по делу против президента РФ Владимира Путина и уполномоченного президента РФ по правам ребенка Марии Левовой-Беловой, публично признавших незаконную депортацию десятков тысяч украинских детей на территорию России.

В то же время даже если офис прокурора МКС будет иметь все необходимые доказательные материалы, осудить виновных заочно не получится. Для приговора преступники должны быть задержаны.

– Казни украинских военных происходили с 2014 года. В 2018 году наша организация осуществляла отдельное представление в МКС относительно убийства пяти пленных бойцов батальона "Кривбасс". К сожалению, этот процесс носил характер информационного сообщения и не имел никакого движения.

Сейчас ситуация аналогичная. Мы можем надеяться на торжество правосудия, но лучше быть прагматичнее и понимать, что убийцы наших защитников из числа рядовых российских солдат вряд ли предстанут перед судом в Гааге, — говорит Александр Павличенко "Телеграфу".

Кроме многочисленных фото- и видеоподтверждений массовых казней украинских военных и гражданских на оккупированных территориях, общеизвестным фактом является жестокое обращение с пленными воинами ВСУ в российских колониях. Военные регулярно подвергаются бесчеловечным пыткам, а условия их пребывания в местах содержания могут составить конкуренцию концлагерям нацистской Германии.

В свою очередь, украинская сторона делает все возможное для соблюдения международных стандартов защиты прав военнопленных. В частности, на содержание каждого из них мы ежемесячно тратим 10 тыс. грн, а на расконсервацию и ремонт старых колоний для создания надлежащих условий пленникам выделяют десятки миллионов гривен из госбюджета.

– Я категорически против манипуляций по этой теме. Мы цивилизованная страна, которая подчиняется общепринятым правилам гуманности. Эти учреждения ежедневно посещают представители Организации Красного Креста, Международной наблюдательной миссии и просто политики из разных стран мира. Мы можем позволить себе прозрачность в этом вопросе. Достойные условия содержания пленных – очередная наглядная демонстрация разницы между нами и россиянами. Не следует думать, что речь идет о какой-то роскоши. Это просто создание приемлемых условий жизни в лагере. Кроме того, расходы на это часто покрывают донорские средства.

К слову, мне известны случаи, когда оккупанты, которые уже побывали в нашем плену или слышали об этом от своих товарищей, проявляли гуманное отношение к попавшим под их контроль воинам ВСУ: не применяли насилие, угощали сладостями и вообще относились по-человечески. Да, это не повальная тенденция, но если наш подход спасет хотя бы одного воина ВСУ от пыток в плену, можно считать, что это было не зря. И все же главной идеей является то, что мы – не они, и это должно проявляться во всем, – говорит Александр Павличенко.

Каждая полномасштабная война сопровождается совершением многочисленных военных преступлений. Как показывает практика, к большому сожалению, почти все они остаются безнаказанными. Единственным способом расплаты за совершенные оккупантами зверства, который может позволить себе Украина, не уподобляясь российским палачам, является полная и окончательная победа врага на поле боя.