КНДР российские ракеты делает лучше самих россиян. Чего теперь ждать украинцам

Читати українською
Автор
1579
KN-23
KN-23

Эксперт Defense Express Иван Киричевский объяснил, что из себя представляют ракеты КНДР

По ракетам от Северной Кореи для РФ. В этой теме мы еще на том этапе, который можно описать фразой "not great, not terrible", как в одном популярном сериале из нашей прошлой жизни – то есть когда уровень угрозы уже и так эмпирически понятен, но еще не хватает цифр для точной оценки.

Давайте здесь начнем с того, что упоминавшаяся ранее KN-23, она же "Кимскандер", она же северокорейская копия российского "Искандера" – вероятно, лишь один из типов баллистических ракет, которые КНДР могла передать России.

Ибо, например, на том слайде из брифинга Белого Дома, где собственно впервые и было заявлено, что россияне получили северокорейские ракеты, фигурирует не только "Кимскандер", но и KN-24 – северокорейская улучшенная копия ATACMS. Потому что по KN-24 подтвержденные характеристики выглядят так – дальность стрельбы до 400 км, боевая часть до 500 кг.

На том же брифинге Кирби заявлял о том, что россияне получили от северных корейцев и баллистические ракеты с дальностью стрельбы до 1000 км.

Такое указание может говорить о "Хвасон-9" – локальной модификации советского ОТРК "Эльбрус", получившей значительно более высокую дальность стрельбы, чем у оригинала.

По сути, это баллистическая ракета средней дальности, а против таких нужно сразу те же противоракетные THAAD, которые стоят по 2 миллиарда долларов за штуку.

Да и сам KN-23 можно назвать улучшенной копией российского Искандера. Ибо эта северокорейская ракета имеет на 190 км большую дальность стрельбы (т.е. 690 км), в отличие от российского оригинала.

Нет, у Китая своей копии "Искандера" нет, поэтому здесь точно исключен вариант, что это КНР передала России баллистические ракеты, а Северную Корею использовала в качестве "посредника".

Но китайцы имеют и производят копии других ракет – Х-55 и "Калибр", и это нам многое может объяснить в плане того, почему санкции не повлияли на темпы производства ракетного оружия у россиян.

В открытом доступе нет оценочных данных, какое количество ракет вообще имеет КНДР, и какой темп производства могут обеспечить имеющиеся мощности.

Даже по уже переданным для РФ ракетам есть разве что неопределенное "несколько десятков".

Поэтому здесь можно разве что навскидку предположить – если у россиян есть около 200 баллистических "Искандеров", то "несколько десятков" KN-23 могут увеличить запас баллистики у рашистов ориентировочно на 10-15%. Но это подсчеты "на коленке", по мере поступления новых данных картина для нас может ухудшиться.

Есть определенный парадокс, что Россия получила ракеты от Северной Кореи уже сейчас, когда российский ВПК выдерживает темпы производства до 30 баллистических и 12 крылатых Искандеров в месяц.

А не прошлой зимой, когда российская "оборонка" едва вытаскивала по 5-6 баллистических и 1-2 крылатых "Искандера" в месяц.

Но с другой стороны, даже в нынешней ситуации для россиян брать северокорейские ракеты может быть вполне прагматичной темой.

По некоторым данным, за 2022 год рашисты отстреляли минимум 800 баллистических "Искандеров", то есть где-то по 80-100 ракет только этого типа в месяц, и такие темпы они явно хотят повторить.

Что мы, что западные аналитики из кампании РФ в Сирии не учли один очень важный момент – россияне эту кампанию вытащили не только ковровыми бомбардировками; не только отстрелом 200 дальнобойных крылатых ракет Х-101/Х-555/ "Калибр"; не только первыми импровизациями с пуском противокорабельных ракет Х-35У и П-800 по наземным целям; но и вообще интенсивным использованием ракетных комплексов "Точка" и "Эльбрус" армии режима Башара Асада, похоже вошедших в категорию "неучтенного ресурса".

Можно даже редуцировать, что Северная Корея российские ракеты делает лучше самих россиян. Пример тому хотя бы тот факт, что KN-23 по своей конструкции оказалась упрощеннее "Искандера"; чем упрощеннее "изделие", тем больше возможностей для массового производства. Такие дела.

Источник: пост Киричевского в Facebook