Контрнаступление на Харьковщине войдет в учебники, но войскам сейчас нужно больше беспилотников, — волонтер

Читати українською
Автор
3849
Волонтер Сергей Попов: "Мы открыли сбор на БПЛА "Валькирия"
Волонтер Сергей Попов: "Мы открыли сбор на БПЛА "Валькирия"

Сергей Попов рассказал "Телеграфу", почему беспилотники критически необходимы ВСУ

Сергей Попов — харьковский волонтер, помогающий армии с 2014 года, когда россия начала наступление на Донбассе. За это время он передал военным тысячи единиц снаряжения, технику, машины, до сих пор почти в круглосуточном режиме постоянно реализует запросы от ВСУ, которых становится все больше. Также вместе с волонтерской миссией журналиста "Телеграфа" он помогает и гражданскому населению на прифронтовых и деоккупированных территориях. В интервью волонтер рассказал, почему беспилотники сейчас — критическая потребность армии, чем отличается война 2014 года и сейчас, угрожает ли нам новое наступление в Харьковской области.

"Война приобрела другой характер, перед нами стоят новые задачи"

– Ты помогаешь армии с 2014 года. Расскажи о своем опыте, почему ты стал этим заниматься?

– Мой дядя проходил службу в батальоне "Айдар", в те годы с обеспечением было совсем плохо, поэтому пришлось помогать. Сначала помогали семьей, а уже потом присоединили друзей, людей за границей. Когда узнал, что один из друзей детства воюет в 92-й бригаде, еще один в 131-м разведбатальоне, то начал более масштабную деятельность. Тогда было несколько направлений: Луганщина и части, которые находятся под Мариуполем. С 2014-го по 2019 год помогали уже почти по всему фронту — от Станицы Луганской до Мариуполя.

– Что именно тогда делали?

– Обеспечение в те годы было нулевое. И, кроме того, что важно, у ребят были очень малые зарплаты — до 3 тысяч гривен у некоторых, а у добровольцев почти не было поступлений. Поэтому приходилось снабжать всем — начиная от носков, продуктов, заканчивая автомобилями.

– Как твоя волонтерская деятельность выглядит сейчас, уже после 24 февраля?

- Сейчас война приобрела другой характер, поэтому перед нами стоят новые задачи. Военные уже сами могут себе купить носки. Сейчас потребности: машины, дроны, "Мавики", БПЛА, рации. Этим мы занимаемся. Каски и бронежилеты уже отошли на второй план, волонтеры восполнили эту потребность.

С первых дней вторжения помогаем все той же 92-й бригаде, они сейчас работают в направлении Сватово, другие находятся в районе Бахмута и Кременной, где сейчас тяжелые бои.

- В чем особенность волонтерства не так широко разрекламированного, но закрывающего не меньше запросов?

– Сложность в том, что на большие фонды донатят миллионы, но не все из этого идет исключительно на волонтерскую помощь, как у нас. Мы все равно, когда приезжаем к ребятам, получаем кучу запросов, которых некому закрывать. Такие, как мы, вынуждены закрывать условно все "дыры" на фронте, которые большие фонды уже не видят. Много запросов идет именно нам — небольшим группам волонтеров. Все это собирается по крупицам небольшими донатами. Иногда на одну машину, которая ребятам нужна уже на вчера, можно собирать и три месяца, и полгода даже. Мы все единый механизм, но хотелось бы, чтобы он работал прозрачнее. Не хватает определенной программы, где можно было бы видеть, в какие бригады заходит помощь, в какие нет. Определенная систематизация процессов нужна, потому что в одних бригадах густо, в других пусто.

"Много запросов от бойцов идет именно нам - небольшим группам волонтеров", - говорит Сергей Попов (на фото слева)

- А что ты скажешь о том, что в определенных подразделениях есть проблема именно из-за командиров?

– Там, где помогаю я, все достаточно прозрачно. Командование всегда идет навстречу и готовит все необходимые запросы. Но так не во всех подразделениях. Иногда ребята не могут получить заказы месяцами. Это становится проблемой, когда есть вещи, которые следует передавать только на подразделение или бригаду.

"Чтобы победить, мы должны быть на шаг впереди противника"

– Сейчас часто говорят, что это война артиллерии и беспилотников. Так ли это и какие тогда самые актуальные запросы сейчас?

- Это правда, это уже не та война, которая шла до 1945 года. Это война дронов. Они проводят разведку, передают координаты, это все с помощью Starlink переносится на экраны и сразу идет в работу. Также они корректируют артиллерию, сбрасывают разные "сюрпризы" на противника. И все это можно делать в режиме реального времени.

Если все это правильно применять, то это сохраняет жизнь военным. Не нужно отправлять людей в разведку, если можно "вылететь" и посмотреть все с помощью дрона.

Артиллерия у нас есть, только нужно больше боеприпасов. К сожалению, противник тоже учится, у них есть средства, которые могут глушить обычные дроны. Поэтому сейчас все больше запросов на БПЛА, которые могут пройти там, где глушат российские системы РЭБ.

Такие беспилотники работают на несколько других частотах. С их помощью можно вести и разведку, и наблюдение. Есть БПЛА, которые работают как дроны-камикадзе. Но они очень дорогие.

– То есть такой БПЛА может сохранить жизнь многих наших солдат?

– Да. Во-первых, он спасает жизнь самой управляющей им группы, ведь бойцы могут находиться более удаленно от противника, нежели оператор "Мавика". Во-вторых, он может скорректировать артиллерию так, что не нужно идти пехоте. Артиллерия отрабатывает необходимую территорию, и ребятам остается только зачистить ее. Это существенно упрощает задачи и сохраняет жизнь военных.

– Насколько я знаю, ты сейчас как раз собираешь на БПЛА?

– У нас есть группа аэроразведки, которая уже проходила обучение на "Мавиках" и Matrix. Непосредственно использовали их на поле боя не один месяц, некоторые из бойцов воюют с 2014 года, прошли Иловайск и другие горячие точки. Для них мы открыли сбор на БПЛА "Валькирия". В стоимость сразу входит обучение пилотов.

Ребята хотят быть эффективными на фронте, а "Мавиков" уже недостаточно.

– Ты раньше говорил, что противник учится. Можно ли сказать, что они уже во многом используют наши методы?

– Нельзя недооценивать противника. Если в начале мы видели одну тактику боя, то сейчас противник уже научился с "Мавиков" сбрасывать гранаты, ВОГ. У них много "Орланов", которыми они ведут разведку и вредят нам во многих моментах. Противник действительно учится. А мы, чтобы победить, должны быть на шаг впереди. Сейчас нам не хватает хорошей техники, в частности тех же БПЛА.

- Сейчас продолжаются дискуссии по массовому производству украинских дронов…

– Да, есть много тех, кто делает разные БПЛА, но они дорого стоят, и 30, и 40 тысяч долларов. Плюс там огромные очереди. Некоторые еще неподготовлены, их дорабатывают. Но ждем своего "небесного флота".

"Наши защитники обучаются и живут в окопах. А это холод, голод, все мокрое…"

- Ты видел войну и в 2014 и сейчас. Насколько наша армия стала прогрессивнее? Многие говорят, что мы сможем учить за границей военных после победы.

- В те годы в Украину зашло около 8-9 батальонно-тактических групп кадровых войск рф, а сейчас в десятки раз больше. Нашим военным приходится учиться всему на ходу, потому что у нас нет десятилетий на обучение.

Кроме того, наши военные учатся обращаться с зарубежной техникой не в таких комфортных условиях, как в других странах, где есть базы, где они могут отдохнуть, вернуться и принять душ, выспаться. У нас ребята обучаются и живут в окопах, блиндажах, разрушенных домах. Это холод, голод, все мокрое – ужасные условия, в которых выживают наши защитники. Это точно станет опытом обучения солдат других стран. От бойцов иностранного легиона я слышал, что они шокированы нашими военными и их профессионализмом. О наших действиях при контрнаступлении на Харьковщине (а я знаю, что происходило, потому что постоянно ездил на позиции) еще будут писать в учебниках. В фильмах такого не показывают.

Главное, чтобы как можно больше бойцов остались в живых.

- По-твоему, сохраняется ли угроза нового наступления россиян на Харьковщину?

– Наша область уже хорошо укреплена. И военные уже имеют огромный опыт. Даже если будут какие-нибудь провокации, то наша армия хорошо даст россиянам по зубам.

– И напоследок, почему ты так долго этим занимаешься? Ведь некоторые только в феврале начали помогать армии, а ты — с 2014 года.

– Это внутренняя обязанность. Я не хочу, чтобы потом мой внук или ребенок спросили меня, где я был во время войны, а я бы ответил, что по молдавским полям сбежал из Украины. Каждый мужчина для себя должен решить: мужчина он или нет.

Присоединиться к сбору на беспилотник можно по ссылке.

Или на карточку ПриватБанка 4149 6090 1277 5625 (с пометкой на БПЛА).