Украина меняет риторику в отношениях со США, и это хорошо

Читати українською
Автор
7226
Визит руководителя Офиса президента Андрея Ермака в составе украинской делегации в США
Визит руководителя Офиса президента Андрея Ермака в составе украинской делегации в США. Фото president.gov.ua

Эксперт программы "Международная и внутренняя политика" аналитического центра Украинский институт будущего объяснил для "Телеграфа", какой колоссальный ресурс имеют власти Украины

Уровень поддержки Украины – финансовой, военно-технической – со стороны Запада в последние месяцы резко снизился. Парламент США около двух месяцев не может принять законопроект о помощи нашей стране.

В западных медиа всё чаще муссируется тема необходимости переговоров между Киевом и Москвой. То, что рано или поздно часть наших партнеров поднимет этот вопрос, было очевидно. О том, что к весне-2024 это процесс станет более чем возможен, я писал раньше. Но возможен – не значит гарантирован.

Если мы хотим выстоять, необходимо менять коммуникационную стратегию.

Полтора года, даже больше, мы работали в основном в эмоциональной, ценностной рамке. Было два ключевых посыла. Первый – сильный напал на слабого, мы защищаемся, но нам нужна помощь. Второй посыл – слабый любит демократию и страны Западного мира.

Это была ключевая тезисная конструкция официального Киева.

Но эмоции работают лишь ограниченное время. Таково свойство человеческой психики. Мы устаем от эмоций. И уровень восприятия уменьшается.

Тем более, появляются новые раздражители, та же эскалация между Израилем и ХАМАС на Ближнем Востоке.

Примерно с неделю как Украина начала менять риторику. По крайней мере, в отношениях со США. Подчеркивая, что военная помощь нашей стране выгодна экономике самих Штатов.

Это уже новое. Вопрос рациональности. И это – хорошо. Ведь что делает Россия? Она пытается перевести вопрос восприятия войны в категорию долго идущей.

Соответственно, когда это не тактическая проблема, а стратегическая, на годы, то фокус восприятия смещается с эмоционального – в сторону рационального. Возникают вопросы долгосрочного планирования, того, как лучше поступить сейчас, экономя силы на будущее.

Российская пропаганда и ресурсы влияния сменили свой подход примерно с лета этого года. А влияние на западное поле – это не только прикормленные РФ чиновники, политики, медиа, но и масса общественных организаций, инициатив. И все они сменили тактику. Около полугода идет активная дискредитация украинцев как нации. Мы немного проспали начало этой кампании. Это элемент игры вдолгую. Ведь дискредитация происходит в умах граждан. Не среди подавляющей массы политиков. А граждане – это избиратели. И рано или поздно они задают своему депутату, конгрессмену, сенатору вопрос – зачем он выступает в поддержку тех, кого его избиратель уже не воспринимает как партнеров? И после этого приходит управленческое решение.

Поэтому Украине так важно как можно быстрее и эффективнее начать делать акценты на рациональности. Если не в стратегиях, то хотя бы в тактиках.

Нам следует вспомнить об огромной диаспоре – и вести с ней системную работу. Ведь диаспора в любой стране – это избиратель. К мнению которого прислушивается тот, кто хочет быть избран. Одно дело, когда к сенатору или конгрессмену обращается пусть даже самый рейтинговый украинский политик, другое – группа его избирателей. Эффект разный. Потому что политик другой страны – далеко, а избиратель будет на ближайших выборах голосовать. А мы этот инструмент практически не используем, хоть имеем колоссальный ресурс.

И таких инструментов можно назвать десятки.

Нам следует выстраивать коммуникационную стратегию. Мы столкнулись с проблемой. Надо делать выводы. Если хотим устоять. Если хотим выжить.