Воины Хоббитшира: почему большинство на фронте не "эльфы" и не "самураи"

Читати українською
Автор
621
Воины Хоббитшира: почему большинство на фронте не "эльфы" и не "самураи"

Украинский ученый, военный, публицист Евгений Дикий о культе воина в Украине

ВОИНЫ ХОББИТШИРА

Здесь недавно одно гламурное кисо попыталось извиниться за "досадное недоразумение", что произошло между волонтерами — "азовцами" и "юными бизнес — элитками". Самую историю разбирать не вижу смысла, о ней уже давно все сказали. Но вот что по моему мнению важно: когда кисо пыталось неловко оправдать испуг мальчиков-мажоров, которые видите не "азовцев" испугались, а всего лишь ошибочно приняли их за военкомов (правда, классное "оправдание"?.. иногда лучше жевать, чем говорить, то дальше оно озвучило фразу, которую к сожалению можно услышать и от гораздо более сознательных людей, и которую почему-то почти не оспаривают: "ну согласитесь, что не все рождаются воинами". Это почему-то принимается априори как факт, оправдывающий неучастие человека в обороне страны – ну что ж тут поделаешь, не родился я воином…

Я сейчас не о всяком хламе, который в принципе не понимает, зачем существует наша страна и почему ее надо защищать, и не о псевдо-элитках, искренне убежденных что умирать на фронте – судьба лохов, терпил и нищебродов, умные люди всегда найдут как откосить, и именно этот откос считается критерием успеха. Меня не читает такая публика, мне нечего им сказать, а что нам с вами делать с ними, мы обсудим как-нибудь в другой раз.

Я сейчас говорю о, и обращаюсь к тем правильным, адекватным людям, которые являются искренними патриотами, как умеют помогают фронту, и даже в определенной степени создали культ Воина – Защитника. Воинами восхищаются, их едва не боготворят (нередко даже нарушая старую мудрую заповедь о несотворении кумиров), но они начинают как бы удаляться и казаться какой-то особой кастой, основательно отличающейся от посполитых, которых они защищают.

Проблема в том, что большинство людей – не воины. Это абсолютная правда. И как бы широко мы ни трактовали понятие "воин" — то как профессию, которой годами учатся, то как определенный "дух воина", какое-то такое "внутреннее бусидо", и даже объединив все эти возможные определения вместе, мы получим "на выходе" очень небольшой процент людей. Точную статистику собрать нереально, но так на глаза – дай бог один процент от всей популяции.

Большинство из нас – не воины. Автор этих строк не воин ни по одному из определений – ни военного образования не имеет, ни с "путем самурая" как-то не сложилось

И когда я шел на фронт в 14-м, я так же не стал от этого воином, а оставался тем же "ботаником", каким является вся жизнь на "гражданке", только "ботаником" с оружием в руках. И когда мне приходилось временно командовать то взводом, а как-то даже ротой (потому что настолько не хватало кадровых воинов), то поверьте — воинов под моей командой было немного

Воинов считались единицы (хотя действительно случались), а вот солдатами стали все. Потому что война, и нужно защищаться. И некогда ждать, пока вырастет достаточное количество воинов.

Воинов нигде и никогда не бывает много. Более того – их обычно и не должно быть много, потому что в мирное время от них больше проблем, чем пользы. По меньшей мере, их нужно кормить и снаряжать, а если добавим сюда еще и психологические нюансы, то поймем, что чрезмерно воинов – скорее как говорят в Одессе "гембель", чем преимущество. Проблема в том, что во время Великой войны все становится точно наоборот, и воины становятся острым дефицитом, спасателями и надеждой того самого социума, который в мирное время не без основания посматривает на них немного искоса.

Есть две модели решения трудности. Согласно одной посполитые должны напоминать содержание касты воинов, вкладывать в них немалый ресурс, признавать их первенство и пренебрежение. В то же время каста воинов самостоятельно отвечает за безопасность и оборону, а посполитых эти проблемы не затрагивают, наоборот – они не имеют права толкать к ним свой крестьянский нос. Великолепная модель, которая, к сожалению, осталась в давно прошлых эпохах.

В эпоху тотальных войн между великими нациями и национальными государствами войны давно перестали быть делом воинов, но стали обузой и обязанностью самих посполитых. Это абсолютно логично вытекает как из характера современных войн, где задействованы огромные армии, так и из того, что посполитые в большинстве стран давно уже добились равных прав с бывшими аристократами. Равных прав, из которых вытекает равная обязанность.

Воюют ли у нас на фронте настоящие воины? Да, случаются. Есть определенные специальности, где воюют только или почти годами обученные профессионалы, например пилоты Воздушных Сил. Есть отдельные добровольческие части, например "Кракен" или "Азов", где культивируется что-то вроде "украинского бусидо"

Иногда именно такие Воины играют важную, даже решающую роль в определенных операциях, осуществление которых требует сверхчеловеческих усилий, чрезмерных даже по военным меркам рисков, и/или очень незаурядных умений.

Держится ли наш фронт на Воинах? Нет, потому что это статистически невозможно. Абсолютное большинство наших защитников и защитниц – не воины, а простые посполитые, которым пришлось взять оружие в руки. Это в равной степени касается как добровольцев, так и "мобиков". На самом деле никто, даже абсолютное большинство добровольцев, никогда не хотел идти на эту войну. Эта война пришла в нашу жизнь, и вместе с ней пришло понимание необходимости уходить воевать.

Кого-то это понимание неотложной потребности и необходимости привело в огромные очереди к военкоматам в первые часы вторжения, и считается, что они пошли на войну "добровольно". Это добровольно в смысле, что их никто туда не гнал силой, и не заставлял – никто и ничто, кроме вот только вражеского нашествия, которое заставило испугаться за все то и всех тех, кто и что нам дорого, и выйти на их защиту. Кому-то понадобилась повестка, чтобы окончательно себе осознать необходимость собственноручно защищать свой дом и своих близких, потому что других на это не хватит, и это называется мобилизация. В обоих случаях это никоим образом не сделало никого из нас Воинами в смысле принадлежности к какой-либо особой касте или военной профессии.

Нас защищают сотни тысяч невоинов. Это такие же гражданские, как те, кто сейчас читает эти строки. Вчера все они жили такой же жизнью, как мы все в тылу, и не имели ни особых физических кондиций, облегчивших их переход из гражданской жизни в бесчеловечное фронтовое выживание, ни специальных знаний или умений. Они не родились воинами, более того – они ими и не стали. Они стали солдатами, защитниками и защитницами. И это то, что по силам каждому, если хотя бы минимально позволяет здоровье.

Именно они, вчерашние гражданские, не рожденные воинами, вытягивают на себе всю тяжесть этой войны. Это они, ботаники и трактористы (часто даже не в переносном смысле), выживают в холодных и мокрых окопах под вражеской артой, между обстрелами борются с клопами, мышами и другими нюансами быта, о которых не расскажут в репортажах, а после обстрелов выносят раненых и убитых товарищей и отбивают волну за волной атаки вражеской пехоты. Это именно они, нередко дяди 50+ лет с соответствующей физической кондицией, то и дело форсируют Днепр и пытаются зацепиться на плацдарме нашей надежды. Это они, шоферы, агрономы, продавцы и сантехники, а не абстрактные Воины Света, ползут по грязи на брюхе через покошенные огнем посадки, чтобы на последних метрах взорваться во весь рост и забежать во вражеские окопы, так метр за метром и посадка за посадкой, прогрызая зубами "линию Суровикина". А команды им отдают, так же под вражеским огнем, лейтенанты и капитаны, которых кадровые военные свысока зовут "пиджаками" – такие же учителя и инженеры, когда-то при царе Горохе или генсеке Брежневе формально окончили военные кафедры гражданских вузов, и с тех пор не вспоминали войско и войну так же, как мы все.

Они делают это не потому, что лучше других были готовы к этому. Просто они пошли туда, не спрашивая себя, готовы ли – и благодаря этим ни к чему не подготовленным невоинам мы сейчас в тылу можем читать и писать вот все.

Каждый раз, когда мы называем наших врагов заимствованным у ветерана Первой мировой лейтенанта Толкина словом "орки", возникает соблазн почувствовать себя светосветящими эльфами.

но нет, мы – не эльфы, мы – хоббиты.

Те, кто никогда не грезил войной и величием, не готовился к бою, заботился о своем уютном домике, садике и огороде возле него. Наши довоенные амбиции были вполне гобитовскими – обустроить как можно более комфортную норку, вырастить большие и красивые тыквы, и вместе с соседями вести неторопливые разговоры посреди родной долины, где с любовью обработан каждый клочок земли. Какие там Кольца Власти, огненные горы и бездонные провалы? Садик, тыквы и люлька с самосадом.

Но как и в сказочке лейтенанта Толкина, нашелся кто-то кто приперся к уютной долине, и именно маленьким хоббитам приходится спасать свои тыквы, а вместе с ними заодно и весь мир, от нашествия страшного непобедимого Мордора. Эльфы заняты своими делами и разве может иногда подбросить несколько копий и стрел, орлы не прилетают из-за страха эскалации Мордора, и кроме вчерашних мирных огородников нашествию просто некому противостоять…

Мы – ополчение Хоббитшира, не по собственной воле оторванное от своих тыквенных огородов. И да, именно всем нам, нерожденным Воинами, выпало выдержать эту войну. Других нет, Воины сочтены по пальцам, а нашествие прет бесчисленно.

И поэтому каждый из нас здесь, в тылу, кто физически способен держать оружие, ничем не отличается от тех, кто это оружие уже взял и держит. И да, для этого не нужно родиться Воином или вдруг почувствовать в себе дух самурая. Необходимо и достаточно понять неизбежность непосредственного участия в этом смертном поединке. Не потому, что очень хочется стать эпическим героем, а потому что просто больше никому это сделать. Там, на фронте, воюют ровно такие же, не родившиеся воинами, и их мало, им нужна замена и пополнение.

Наше войско, наше ополчение Хоббитшира, требует еще больше невоинов, чем сейчас держат фронт. И именно от того, сколько еще найдется тех, кто действительно не родился воином, но готов принять строгую реальность, в которой воюют вовсе не воины, а простые посполитые, зависит победа в этой войне. Она будет либо за Мордором, который не спрашивает своих подданных, кто родился воином, а кто нет, и сотнями тысяч гонит их на наш Хоббитшир, либо за нами – скромными невоинами, которые только и мечтают вернуться к выращиванию тыквы.

И чтобы осталось где выращивать эти тыквы, и главное – кому и для кого их растить, сейчас нужно на время оторваться от них и от других неотложных тыловых дел, перестать ждать чудеса от несуществующих Воинов Света, и просто встать в ряды – не Воинов, но просто солдат.росто солдат

Источник: пост Дикого в Facebook.