Родители не хотят — вмешаются власти: правильна ли принудительная эвакуация детей с линии фронта и что об этом говорят юристы

Читати українською
Автор
5613
Безопасность детей – превыше всего
Безопасность детей – превыше всего. Фото Слово и дело

Отныне вопрос о безопасности несовершеннолетних в зоне боевых действий будет решаться без учета мнения их родителей

Кабинет министров Украины, наконец, принял решение о принудительной эвакуации детей из зон активных боевых действий. Теперь решение о выезде несовершеннолетних с горячих точек будут принимать не их родители или опекуны, а областные военные администрации, исходя из оценки уровня опасности в населенных пунктах. Предполагается, что детей будут эвакуировать в безопасное место в сопровождении родственников или других законных представителей. Как будут действовать правоохранители в случае категорического отказа всех взрослых от поездки, пока неизвестно.

"Телеграф" выяснял, как такое спасение отразится на психологическом состоянии детей, и насколько юридически обоснованно данное решение Кабмина, с точки зрения действующего законодательства.

Отказ приниматься не будет

По состоянию на 9 марта 2023 года, в результате полномасштабного вторжения оккупационных войск рф в Украину погибли 464 ребенка, 16 226 несовершеннолетних были депортированы на территорию россии, еще 356 считаются пропавшими. Ранения в результате боевых действий получил 931 ребенок. Следует отметить, что это официальные цифры, подтверждаемые конкретными именами. Вероятно, количество жертв и украденных в рф детей гораздо больше.

Значительной части этих жертв, вероятно, можно было избежать путем своевременной эвакуации детей из зоны активных боевых действий. Несмотря на многочисленные предупреждения от власти и призывы выезжать из горячих точек в относительно безопасные регионы Украины, далеко не все граждане готовы покинуть свои дома ради покоя своих детей.

Даже в "самой горячей" на сегодняшний день точке фронта — городе Бахмут Донецкой области — все еще проживают около 4000 местных жителей и по меньшей мере 39 детей, сообщила министерша по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Ирина Верещук в эфире телемарафона.

Отказываясь от эвакуации по самым разным причинам, эти граждане рискуют не только своей жизнью, но фактически держат в заложниках собственных детей, которые не могут сами позаботиться о себе. Именно это побудило украинское правительство отобрать у нерешительных родителей и опекунов право на принятие решения об эвакуации несовершеннолетних членов их семей и переложить ответственность за этот процесс на местные ОВД.

"Обязанность государства – оберегать жизнь и здоровье ребенка. Принятое сегодня решение должно побудить родителей более взвешенно подходить к вопросу эвакуации их детей. Если взрослые не в состоянии позаботиться о безопасности ребенка, то это должно сделать государство", – прокомментировала решение Ирина Верещук.

В частности, постановление Кабмина предусматривает принудительную эвакуацию несовершеннолетних в сопровождении одного из родителей, опекунов или других официальных представителей. При этом, по словам чиновника, разлучать детей с родными государство не станет, а проблему сопротивления среди взрослых будет решать Нацполиция.

"Если взрослый принимает решение, он должен подписать соответствующую форму и отказаться от эвакуации. Если есть малолетний ребенок на иждивении, эта опция не работает для одного из взрослых. Они обязаны сопровождать ребенка к месту, куда будет осуществляться эвакуация. Опыт последнего месяца показывает, что если наша Нацполиция или эвакуационные группы прибывают на место, где находится ребенок со взрослым, как правило, люди не отказываются", — сказала министерша, добавив, что сейчас наиболее сложной задачей является поиск семей с детьми, которые отказываются эвакуироваться с горячей точки и скрываются в подвалах.

Несмотря на то, что активные боевые действия продолжаются в 132 общинах, принудительная эвакуация несовершеннолетних пока будет применяться только в Бахмуте. Стоит отметить, что ранее украинские военные неоднократно обращались к жителям прифронтовых населенных пунктов с просьбой покинуть свои города до завершения боевых действий, чтобы не быть использованными российской армией в качестве живого щита.

Жесткие средства, оправдывающие великую цель

В январе 2023 года в Авдеевке Донецкой области произошла трагедия — от сердечного приступа скончалась 6-летняя девочка. Ребенок с июня проживал в зоне боевых действий с бабушкой и дедушкой, пока мама была на заработках за границей.

"С вечера у ребенка начали неметь руки и ноги, он никому не сказал. К сожалению, нет ни одного законного механизма принудительно вывозить детей из города", — рассказал тогда глава военной администрации города Виталий Барабаш в комментарии "Эспрессо".

По словам волонтера Владислава Маховского, он неоднократно предлагал семье уехать в безопасное место, однако взрослые отказывались, чтобы не оставлять в одиночестве своих пожилых родителей, также проживающих в Авдеевке. Все это время ребенок был вынужден жить в подвале, скрываясь от постоянных обстрелов.

Принимая решение оставаться в опасности вместе со своими детьми, родители нередко используют в качестве аргумента тезис о том, что дети якобы легче переносят стресс, ведь не до конца понимают, что происходит. В то же время, принудительная эвакуация воспринимается ими как крайне травматичное для детской психики событие из-за разлуки с членами семьи.

По словам детского психолога, нейропсихолога, соучредителя психологического центра "Начало" Дмитрия Вакуленко, дети действительно легче адаптируются ко всему новому, однако дело вовсе не в том, что они чего-то не понимают. Начиная с 8-10 лет, дети способны осознавать, что такое смерть, ее необратимость и то, что это может произойти с ними или их близкими.

"Причина детской стрессоустойчивости заключается в том, что в раннем возрасте наш мозг работает активнее, позволяя нам быстрее адаптироваться к внешним факторам. Со временем эти процессы замедляются — нам труднее учиться новому, адаптироваться к необычным условиям, однако уже имеющиеся навыки у взрослых более устойчивы. То есть дети быстро учатся и так же быстро забывают. Благодаря этой особенности большое количество украинских детей не будут нуждаться в психологической реабилитации после завершения войны. Для здорового проживания этой ситуации им достаточно находиться в безопасном месте и чувствовать поддержку и заботу родителей", — объясняет специалист. комментарии "Телеграфу".

Несмотря на такие "выгодные" особенности детской психики, оставлять малышей в опасности ни в коем случае нельзя, уверен психолог. По словам Дмитрия Вакуленко, решение Кабмина о принудительной эвакуации является безоговорочным благом и необходимостью для сохранения ментального и физического здоровья детей в условиях войны.

"Несомненно, отрывая ребенка от родителей, мы подвергаем его стрессу. Однако, если этот ребенок умрет под обстрелами, стресс от эвакуации уже не будет казаться нам чем-то непоправимым. Психологическая неготовность родителей уехать из зоны боевых действий не может быть поводом оставлять детей в опасности. Конечно., в процессе реализации этого решения будут частные случаи принудительной эвакуации в обстоятельствах, не несших прямой угрозы жизни ребенку и не требовавших таких уж радикальных действий, но они станут оправданной погрешностью на фоне общей статистики действительно спасенных от гибели детей", — говорит психолог.

Длительное пребывание ребенка в условиях постоянного стресса способно наносить непоправимый вред его здоровью. Это связано с тем, что, когда мы испытываем сильный стресс, в мозге блокируется процесс психологического и интеллектуального развития, а все ресурсы направляются на самосохранение, объясняет Дмитрий Вакуленко.

"Если эта реакция носит ситуативный характер, в организме происходит выброс адреналина и мы можем чувствовать себя энергичными, сильными, это помогает нам справиться с опасностью. В случаях, когда стресс становится хроническим, наш организм истощается на всех уровнях. Например, если ребенок, который по возрасту должен учиться говорить, находится в постоянном стрессе, все ресурсы ее организма будут направлены на то, чтобы справиться с опасностью и, скорее всего, этот малыш будет иметь задержку речи, а в перспективе и интеллектуального развития. То же касается и детей школьного возраста: наблюдается академическое отставание, ухудшается память и внимание, возникают сложности с социализацией. Стресс истощает все системы организма, в том числе и иммунную. Такие дети чаще болеют, у них обостряются хронические недуги", — говорит психолог.

Кроме того, психологические травмы, которые получает ребенок в условиях войны, оказывают существенное влияние на восприятие им мира, себя и окружающих людей в будущем. В результате длительного пребывания в опасности, у ребенка может сформироваться глубинное чувство недоверия к другим или же неверие в собственные силы, ведь в его представлении мир – крайне опасное место, где ты можешь погибнуть в любой момент и от твоих действий ничего не зависит, объясняет Дмитрий Вакуленко. По словам психолога, с точки зрения психотерапии, отработка стресса от разлуки с родителями или даже потери родных проходит гораздо легче, чем нивелирование целого комплекса проблем, возникающих в результате многомесячного пребывания в зоне активных боевых действий.

Верховенство законов войны имеет свои пределы

Решение Кабмина ожидаемо послужило поводом для обвинений правительства в ограничении прав граждан, проживающих на линии фронта и не желающих уезжать из своих населенных пунктов. Очевидно, что уже скоро украинские суды начнут рассматривать первые дела по обжалованию решений о принуждении к эвакуации со стороны военных администраций.

В связи с этим возникает резонный вопрос: есть ли предел верховенства законов войны и как быть, если они коренным образом противоречат требованиям действующего законодательства Украины и в целом правам человека.

По словам адвоката, старшего научного сотрудника НИИ правового обеспечения инновационного развития Национальной академии правовых наук Украины Марины Семеновой, однозначно ответить на этот вопрос сегодня невозможно, ведь правительство пока не спешит обнародовать текст подзаконного акта о принудительной эвакуации на официальных государственных ресурсах.

"Однако, нам известно, что в связи с введением в Украине военного положения временно могут ограничиваться конституционные права и свободы граждан, предусмотренные статьями 30-34, 38, 39, 41-44, 53 КУ, а также внедряться временные ограничения прав и законных интересов юридических лиц. В частности, может быть ограничено право на свободу передвижения и свободный выбор места жительства. В соответствии с Законом Украины от 12.05.2015 № 389-VIII "О правовом режиме военного состояния" реализовывать временные ограничительные меры может военное командование вместе с военными администрациями и привлечением органов исполнительной власти и органов местного самоуправления", — объясняет юрист в комментарии "Телеграфу".

Несмотря на уверенность Ирины Верещук в убедительности украинских правоохранителей, нельзя исключать вероятность того, что ни один из родителей или опекунов ребенка все же не захочет сопровождать его во время эвакуации. Чисто теоретически, в таком случае в качестве законного представителя могут разрешить привлекать работника службы по делам детей.

"Такой механизм применяется, когда ребенок является потерпевшим в уголовном производстве, а мать/отец – свидетелем совершения данного правонарушения или наоборот. Назначенный государством представитель сопровождает несовершеннолетнего во время допросов в отделении полиции и вплоть до завершения судом рассмотрения дела", — говорит Марина Семенова.

На практике, если родители отказываются ехать с ребенком, вывезти несовершеннолетнего без их согласия будет крайне сложно, отмечает эксперт в области права. Во-первых, в международном и украинском законодательстве не предусмотрена такая возможность. Во-вторых, эвакуация ребенка без согласия родителей может потенциально подвергать несовершеннолетних опасности. К примеру, открыть пути для совершения похищения детей и вывоза их за границу.

"Сейчас одной из основных категорий споров, связанных с защитой прав ребенка во время действия в Украине военного положения, есть споры по возвращению детей, вывезенных на территорию иностранного государства, в рамках Гаагской Конвенции 1980 года и Гаагской Конвенции 1996 года. Довольно часто нам трудно установить, где именно находится ребенок. В нашей практике были случаи, когда представители Нацполиции утверждают, что ребенок все время с начала полномасштабного вторжения рф находится в Украине и не пересекал границу, а по данным Государственной пограничной службы, ребенок был вывезен в одну из стран ЕС", — говорит правозащитница.

Таким образом, введение механизма принудительной эвакуации детей из зон активных боевых действий не противоречит действующему законодательству, но только при условии, что такая эвакуация будет осуществляться с согласия родителей или опекунов, они будут знать о месте нахождения ребенка и иметь возможность беспрепятственно общаться с ним, резюмировала Марина Семенова.