Обвинили в сдаче позиций и посадили "на подвал": на Херсонщине оккупанты держали в плену подростка

Читати українською
Автор
831
Виталию Мухарскому всего 14 лет, а он уже успел повидать больше, чем некоторые взрослые
Виталию Мухарскому всего 14 лет, а он уже успел повидать больше, чем некоторые взрослые. Фото Коллаж "Телеграфа"

Парня и его дядю забрали в застенки пыточной Херсона

На освобожденной территории Херсонской области продолжают раскрываться детали нечеловеческих поступков российских оккупантов. Так, стало известно, что 14-летнего подростка Виталия Мухарского из Киселевки продержали десять дней в российском плену. Причина была совершенно надумана — якобы сдача позиций врага ВСУ. И все это лишь из-за фотографий уже разбитой (!) российской техники на окраине села.

Больше деталей в истории парня рассказали представители "Медийной инициативы за права человека", передает "Телеграф". Виталий, хоть и вернулся домой в сентябре, все еще вспоминает пребывание "на подвале" оккупантов, как весьма пугающее время.

По его словам, 10 сентября он с 27-летним дядей решили сходить на окраину Киселевки, посмотреть на разбитую военную технику россиян. В тот момент там никого из оккупантов не было, поэтому, решили парни, что это будет безопасно. Однако во время их пребывания рядом с разрушенными позициями врага мимо проезжали захватчики. Кто-то из них увидел, что Алексей, дядя Виталия, фотографировал обломки техники.

"Подошли и говорят: "Вы фотографируете нашу технику, значит, сдаете позиции", — вспоминает подросток. — Завязали нам руки, довольно туго, и силой забросили в машину".

Как оказалось, их привезли в Херсон. На месте парней разделили, подростка посадили в подвальное помещение. Там он соседствовал с минимум десятью людьми в чем-то, что было схоже с душевой комнатой. Как оказалось, на деле они находились в здании Херсонского апелляционного суда, почти в центре города.

Виталий Мухарский Киселевка
Виталию Мухарскому удалось выжить после российского плена

Все помещение, в котором Виталий провел долгих десять дней, не занимало площади больше, чем пять на десять метров. Из всех, кто попадал "на подвал", он был самым младшим. Самому старшему из тех, с кем он успел познакомиться, исполнилось 65. Он успел повоевать в АТО, за что, по итогу, и попался к оккупантам в руки. Подросток вспоминает, что люди в камере часто менялись: кто-то мог сидеть месяцами, а кто-то — недели.

Некоторых из заключенных периодически допрашивали. Это происходило на третьем этаже здания. Информацию из людей "выбивали" — в прямом смысле этого слова. По словам Виталия, нередко из "допросов" херсонцы возвращались со следами избиения и кровью.

Самого парня не били, но первые четыре дня морили голодом. В целом, здесь это было привычной практикой — еду получало лишь несколько заключенных, и то — в весьма маленьких количествах. Они обычно делились с Виталием этими крохами, хотя их и было мало.

"На пятый день мне дали две ложки гречки и две ложки макарон. Кормили один раз в день", — делится он воспоминаниями.

За все пребывание в застенках российской тюрьмы его вывели на улицу лишь однажды: пока допрашивали. Двое мужчин в балаклавах интересовались, чей был телефон, на который снимали технику, кто проводил съемку, зачем и передавали ли они фото украинским защитникам. На седьмой день парня перевели в другую комнату из подвала — он спал в чем-то, похожем на архив.

Все время, пока Виталий находился в плену, ему ничего не говорили о судьбе дяди, также нередко угрожали тем, что вывезут в россию, где будут судить. Как оказалось, за парня и его дядю серьезно хлопотали родители Виталия, когда узнали, что их похитили. Они ездили и в Херсон, и в Белозерку, писали различные прошения и даже просили оккупантов по-человечески отнестись к родительским чувствам.

Виталий Мухарский Киселевка
Виталий в дворе дома вместе с мамой

Как вспоминает отец подростка, Олег, ему пришлось общаться с неким "Поваром", одним из наиболее активных оккупантов в Киселевке. Тот свел его с неизвестным кадыровцем, который провел допрос посреди улицы, задавая самые разные вопросы, в том числе о наличии атовцев в селе. Очевидно, рассказ Олега показался оккупантам правдивым, ведь уже через два дня Виталия, его дядю и еще одного сокамерника подростка отпустили.

На инцидент отреагировал Уполномоченный ВР по по правам человека Дмитрий Лубинец. Он отметил, что факт пребывания ребенка в российском плену обескураживает и возмущает.

"Ребенок слышал звуки и видел последствия пыток. Парень находился у холодном и темном помещении длительный период времени и почти не получал еду за то, что просто сфотографировал сожженную технику российских военных, — пишет политик. — россия такими действиями нарушает международное гуманитарное право, а именно Женевскую конвенцию насчет гражданского населения Украины, совершая военное преступление".

Ранее "Телеграф" рассказывал, что сейчас происходит в освобожденном Херсоне, где практически отсутствуют все коммуникации после разрушений россиян.

Также мы показывали фоторепортаж из деоккупированного областного центра спустя несколько дней после бегства захватчиков.